Меню сайта

Категории раздела
Рим и Древняя Греция - Мифы. Легенды. Предания [45]
Изучение слова [23]
Легенды и мифы Австралийских Аборигенов [55]
Языки и естествознание [29]
Правильное изучение языков [66]
Изучение языков – это задача, которая сейчас актуальна как никогда
Мифы и предания Древней Ирландии [12]
Скандинавские сказы [29]
Легенды и мифы Ближнего Востока [37]
Мая и Инки [24]
Знаменитые эмигранты [56]
Первая треть xx века. Энциклопедический биографический словарь.
Религиозные изыскания человечества [15]
Энциклопедия Галактики [36]
Нуменор [41]
Русская литература в современности [197]
История о царице утра и о Сулеймане [15]

Люди читают

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
            

Главная

Мой профильРегистрация

ВыходВход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


Мифы и предания


Пятница, 19.07.2019, 04:53
Главная » Статьи » Знаменитые эмигранты

БИЛИБИН Иван Яковлевич
Отдых в Черногории. Шопинг в Черногории


БИЛИБИН Иван Яковлевич (4.8.1876, Тар-
ховка, близ Сестрорецка, под Петербургом -
7.2.1942, Ленинград) - мастер книжной гра-
фики и театрально-декорационного искусства,
акварелист. Билибины - старинная фамилия,
упоминаемая еще в документах времен Ивана
Грозного; прямые предки художника - имени-
тые калужские купцы. Его прадед, Яков Ивано-
вич, портрет которого написан Д.Левицким,
был известен крупными пожертвованиями на
оборону отечества в годы наполеоновского на-
шествия; славился меценатством. Отец худож-
ника, Яков Иванович - участник войны с Тур-
цией 1877-78, совершил множество дальних
плаваний; прошел путь от младшего судового
врача до главного доктора Либавского морско-
го госпиталя и одновременно медицинского ин-
спектора Порта императора Александра III в
Курляндской губернии, вышел в отставку в чи-
не тайного советника. Мать - Варвара Алек-
сандровна (урожд. Бубнова).
После окончания в 1896 с серебряной ме-
далью 1-й петербургской гимназии Б. по насто-
янию отца поступил на юридический факультет
Петербургского университета. Прослушав там
полный курс и написав дипломное сочинение
на тему , сдал
государственный экзамен в Новороссийском
университете (Одесса). Рисовал с раннего де-
тства, но только в 1895 начал посещать Рисо-
вальную школу Общества поощрения худо-
жеств. Летом 1898в течение 1,5 месяцев за-
нимался в студии Антона Ашбе в Мюнхене, а
осенью того же года поступил в Тенишевскую
мастерскую И.Репина в Петербурге. Среди со-
учениц оказалась Мария Яковлевна Чемберс,
которая стала в 1902 его женой, матерью его
сыновей Александра (1903-1972), в будущем
художника, и Ивана (1908-1993), в будущем
журналиста; в 1911 брак распался, В 1900 Ре-
пин перевел Б. в качестве вольнослушателя в
свою мастерскую в Высшем художественном
училище Академии художеств, где тот продол-
жал занятия до 1904, однако работу на звание
художника представлять не стал. Неизгладимое
впечатление, по собственному признанию Б,,
произвела на него открытая в 1898 в залах
Академии художеств выставка В.Васнецова: <Я
увидел у Васнецова то, к чему смутно рвалась
и по чем тосковала моя душа>. Зародившееся в
1880-е в Москве национально-романтическое
направление начало захватывать и петербург-
ских художников. В ранних иллюстрациях Б. к
народным сказкам (1899-1902), изданным
Экспедицией заготовления государственных
бумаг в виде серии из 6 крупноформатных кни-
жек-тетрадей, заметно влияние не только Вас-
нецова, но и Е.Поленовой, М.Якунчиковой,
С.Малютина, Однако уже здесь обнаружилось
особое восприятие Б. русской старины и сказ-
ки, его изначальная склонность к графике.
В 1899 билибинские заставки и концовки
появились на страницах журнала <Мир искус-
ства>. Начинающий художник стал постоянным
участником выставок <Мира искусства> (1900-3,
1906), в 1903 вместе с другими мирискусни-
ками вступил в Союз русских художников, по-
сле раскола которого в 1910 оказался одним
из активных членов возрожденного <Мира ис-
кусства> ив 1917 был избран его председате-
лем. С теми, кто составлял ядро <Мира искус-
ства>, Б. роднила обращенность к высокой
культуре прошлого, несмотря на то, что его ис-
торические пристрастия были иными, нежели у
А.Бенуа и других <западников>. В 1902-4 Б, со-
вершил несколько поездок по Вологодской,
Архангельской и Олонецкой губерниям, где со-
брал коллекцию произведений народного ис-
кусства, большая часть которой была передана
в Русский музей, выполнил фотографии памят-
ников деревянного зодчества, вошедшие в важ-
нейшие научные издания той поры. Результа-
том поездок стали и публикации Б,: <Остатки
искусства в русской деревне> (Журн. для всех,
1904, № 10): <Народное творчество русского
Севера> (Мир иск-ва, 1904, № II): отчасти бо-
лее поздняя статья <Несколько слов о русской
одежде в XVI-XVII вв.> (Старые годы, 1909,
июль-сент.), а также доклад <Русское деревян-
ное северное зодчество> на Всероссийском
съезде художников в Петербурге в 1911 (Тр.
Всерос. съезда художников, т. 2. Пг., 1914).
Начиная с иллюстраций к былине <Вольга>
(1902-4) и к <Сказке о царе Салтане> А.Пуш-
кина (1904-6), художник неотделим в Б. от ис-
следователя. Он не терпел произвола в изобра-
жении архитектуры, костюма, утвари. Но в то
же время, что характерно для мирискусников,
был способен из исторически достоверных
подробностей создавать в многоцветных аква-
релях и черно-белых рисунках тушью волшеб-
ный мир. Ему были свойственны также любовь
к шутке, умение обыграть комическую быто-
вую деталь.
Старая Русь не только дала ему темы, но и
подсказала формы их воплощения, В иллюстра-
ции к <Сказке о золотом петушке> Пушкина
(1906-7, 1910) и к <Сказкам> А.Рославлева
(1908-11) Б. перенес целые композиционные
схемы лубочных картинок, лишь <облагородив>
рисунок по законам профессионального искус-
ства. Использование приемов орнамента, луб-
ка, равно как и японской ксилографии, способ-
ствовало формированию книжной графики мо-
дерна, стремившейся к слиянию изобразитель-
ного и декоративного начал. Выполненные кис-
тью, но своими жесткими, <проволочными>
контурами и однотонными заливками напомина-
ющие гравюру, рисунки Б. органично ложились
на плоскость листа и сочетались со шрифтом,
что дало художнику возможность одному из
первых в его время подойти к ансамблевому
решению книги. Одновременно с большими
циклами иллюстраций Б. постоянно выполнял
для журналов <Художественные сокровища
России>, <Народная читальня>, <Золотое руно>,
для издательств Общины Св.Евгении Красного
Креста, <Шиповник>, для <Московского книго-
издательства> и др. виньетки, рисунки обло-
жек, открыток, афиш, плакатов, чем способст-
вовал подъему художественного уровня массо-
вой печатной продукции. Разделив революци-
онные настроения русской интеллигенции, он
выполнил в 1905-6 ряд карикатур для журна-
лов <Жупел> и <Адская почта> и даже подвергся
в феврале 1906 суточному административному
аресту. Билибинские графические приемы, ут-
верждавшаяся им дисциплина линии оказали
заметное влияние на художников, специализи-
ровавшихся в области книжной графики. Этому
способствовала педагогическая деятельность Б.
в Рисовальной школе Общества поощрения ху-
дожеств, где он вел класс графического искус-
ства (1907-17) и младший класс композиции
(1908-17). С одной из учениц школы - Рене
Рудольфовной 0'Коннель - Б. вступил в 1912
в гражданский брак, продолжавшийся до
1918. Вскоре после выхода в свет его первых
книг с иллюстрациями Б. стал известен не толь-
ко в России, но и за ее пределами; его работы
перепечатывались в зарубежных изданиях, экс-
понировались на выставках в
Праге в 1904, Русского искусства в Париже и
Берлине в 1906, Международной в Венеции в
1907, Русских художников на Сецессионе в
Вене в 1908, Международной художествен-
ной в Брюсселе в 1910, Международной пе-
чатного дела и графики в Лейпциге в 1914.
В 1904 Пражский национальный театр за-
казал Б, эскизы декораций к опере Н.Римско-
го-Корсакова <Снегурочка>. Б. оказался едва ли
не первым русским художником, работавшим
для зарубежной сцены. Благодаря оформлени-
ям постановок миракля Рютбеера <Действо о
Теофиле> (1907) в Старинном театре и <тайны
в одном действии> <Честь и месть> графа
Ф.Соллогуба (1908) в театре-кабаре <Луко-
морье> в Петербурге, Б. доказал, что его воз-
можности не ограничены отечественной тема-
тикой, Он получил признание как мастер теат-
рального костюма различных времен и наро-
дов, исторически точного и сценически вырази-
тельного. В 1908 он выполнил эскизы русских
костюмов к опере М.Мусоргского <Борис Го-
дунов>, в 1909 - восточных к танцевальной
сюите <Пир> для антрепризы С.Дягилева, в том
же 1909- эскизы костюмов для русских пля-
сок в исполнении А.Павловой и М.Мордкина, а
в 1911 - испанских костюмов к комедии Ло-
пе де Вега <Овечий источник> и к драме Каль-
дерона <Чистилище Святого Патрика> для Ста-
ринного театра. Особенности Б.-декоратора на-
иболее ярко раскрылись в оформлении оперы
Н.Римского-Корсакова <Золотой петушок> (Мо-
сква, театр С.Зимина, 1909), где художник
продемонстрировал свое умение условными
средствами графики создать на сцене мир сказ-
ки. На рубеже 1900-1910-х мастер обратился
к пейзажу. В 1908 в результате поездки в Ан-
глию и Ирландию появилась серия этюдов ак-
варелью и карандашом, в которых запечатлены
скалистые британские берега. Эти этюды - ос-
новной тип билибинского пейзажа с его внима-
нием к вечному, непреходящему. Над подобны-
ми пейзажами Б, работал в Крыму, куда с
1910 ездил каждое лето и где в 1913 в мес-
течке Батилиман (несколько восточнее Балак-
лавы) стал, наряду с В.Короленко, А.Куприным,
С.Еллатьевским, Е.Чириковым, В.Дервизом,
А.Иоффе, В.Вернадским, М.Ростовцевым, со-
владельцем коллективного имения. Контраст к
британским и крымским пейзажам составили
акварельные этюды русского леса зимой и ран-
ней весной, проявившие лирический аспект да-
рования художника.
Для билибинской графики этого времени
характерны более пространственные компози-
ционные решения, что заметно в незакончен-
ной серии иллюстраций к киевским былинам
(1912-18), в эскизах декораций к операм
А.Верстовского <Аскольдова могила> (1912-
13, для театра С.Зимина), М.Глинки - <Руслан
и Людмила> (1913) и Римского-Корсакова
<Садко> (1914, для Петербургского Народного
дома). Одновременно влияние лубка вытесня-
лось у Б. влиянием древнерусской иконописи,
цвета становились звучней и насыщенней, они
кажутся сияющими искусственным светом, гра-
ницы между ними обозначены теперь не чер-
ным проволочным контуром, а тональным сгу-
щением и тонкой цветной линией (обложки
журналов <Солнце России> и <Лукоморье>,
1913, 1915: неизданные в свое время иллюст-
рации к сказке <Пойди туда, не знаю куда>,
1919; первая работа в области монументально-
декоративного искусства - росписи интерье-
ров построенного по проекту В.Покровского в
1913 к 300-летию Дома Романовых здания
Нижегородского отделения Государственного
банка). 30.1.1917 на заседании членов Акаде-
мии художеств Б. был представлен к званию
академика.
Февральскую революцию он, очевидно,
принял сочувственно, вошел в состав Особого
совещания по делам искусств, выполнил эскиз
нового герба - двуглавый орел без короны и
плакат кадетской партии к Всероссийскому Уч-
редительному собранию. Но в сентябре 1917,
предчувствуя новые социальные потрясения,
покинул Петроград и уехал в Батилиман, где
прожил около двух лет, участвовал в Комиссии
по охране художественных сокровищ Крыма,
помогал С.Маковскому в организации в Ялте
(окт. 1918) выставки <Искусство в Крыму>, на
которой были представлены работы находив-
шихся там художников (самого Б., С.Сорина,
С.Судейкина, Н.Милиоти, Н.Пинегина) и ста-
рых мастеров из частных коллекций. В октяб-
ре-ноябре 1919, живя в Ростове-на-Дону, Б.
сотрудничал в журнале <Орфей>, выполнял
плакаты для деникинского издательства <Ос-
ваг>. В декабре переехал в Новороссийск, от-
куда 21.2.1921 отплыл на пароходе <Саратов>
и, в силу сложившихся обстоятельств, попал в
Египет; более 4 лет прожил в Каире и около го-
да (с окт. 1924 по авг. 1925) в Александрии,
где состоялась его первая перснальная выстав-
ка, устроенная местным обществом <Друзья ис-
кусства>.
В 1923 Б, вступил в гражданский брак со
своей ученицей по Рисовальной школе Обще-
ства поощрения художеств А.Щекатихиной-
Потоцкой, приехавшей в Каир с пятилетним
сыном от первого брака. Дважды, в 1921 и
1925, Б. ездил в Верхний Египет к Луксорско-
му храму, летом 1924 совершил с семьей путе-
шествие по Сирии и Палестине. Увлечение
Ближним Востоком отразилось в многочислен-
ных акварельных пейзажах, воспроизводящих
его природу и архитектурные памятники, в ка-
рандашных портретах арабских крестьян, в де-
коративных стилизациях по мотивам древнееги-
петского и мусульманского искусства. Но одно-
временно Б. сохранял интерес к древнерусской
и византийской живописи, чему способствова-
ли заказы греческой колонии в Каире на деко-
ративные панно и сирийской общины в Алек-
сандрии на эскизы фресок и иконостаса право-
славного храма. В 1923 Б, выполнил для гаст-
ролировавшей в Египте труппы Павловой эски-
зы декораций и костюмов к двум балетам Н.Че-
репнина: <Роман мумии> и <Русская сказка>.
С августа 1925 Б, с семьей в столице Фран-
ции, работал для издательства Н.Карбасникова в
Париже и О.Дьяковой в Берлине, в его оформ-
лении и с его иллюстрациями выходили номера
журналов <Жар-птица> (192 6, № 14) и <Пере-
звоны> (1928, №40), тома <Хрестоматии по ис-
тории русской литературы> (София, 1931; Па-
риж, 1932), сборник рассказов И.Бунина <По-
следнее свидание> (Париж, 1927) и <Солдат-
ские сказки> Саши Черного (Париж, 1933); он
выполнил эскизы фресок и иконостаса для рус-
ского храма на Ольшанском кладбище в Праге.
Художник поддерживал любую инициативу, на-
правленную на сохранение, изучение и популя-
ризацию отечественной культуры: общество
<Икона> в Париже, русский музей в Праге.
Основные силы в конце 1920-х - начале
1930-х Б. отдавал русским оперным сезонам в
Театре Елисейских полей, организованным ант-
репризой М.Кузнецовой-Бенуа <Частная париж-
ская опера> и антрепризой А.Церетели и В.Ба-
зиля <Русская опера в Париже>. Для первой
антрепризы оформил постановку <Сказки о ца-
ре Салтане> Римского-Корсакова (1929, часть
костюмов А.Щекатихиной-Потоцкой), назван-
ную <миром ожившей иконы> {С.Волконский),
для второй - постановки <Князя Игоря> А.Бо-
родина (1930), <Царской невесты> Римского-
Корсакова (1930) и <Бориса Годунова> Мусор-
гского (1931). В 1931 художник выполнил эс-
кизы декораций и костюмов к балету И.Стра-
винского <Жар-птица> для театра в Бу-
энос-Айресе, в 1934-к опере Римского-Кор-
сакова <Сказание о невидимом граде Китеже>
для театра в Брно, а в 1935 Пражский нацио-
нальный театр повторил парижскую постанов-
ку <Сказки о царе Салтане>.
Во французский период своей жизни Б. не-
однократно выступал на выставках русского
искусства: в Брюсселе (1928), Копенгагене
(1929), Белграде (1930), Праге (1935), Пари-
же (1931, 1932 и 1934), в 1929 участвовала
международной выставке в Салоне де Тюильри
в Париже. Как последний председатель <Мира
искусства> Б. явился одним из инициаторов вы-
ставки этого объединения в 1927 в парижской
галерее Бернгейма Младшего. В том же году
состоялась персональная выставка Б. в Праге, а
в 1929 - совместная Б. и Щекатихиной-По-
тоцкой в Амстердаме. В мастерской Б. на буль-
варе Пастера собирался цвет русского зару-
бежья: политические деятели П.Милюков, А.Ке-
ренский, В.Маклаков, известные писатели, ху-
дожники, артисты. Со многими из них Б. об-
щался также на Средиземноморском побе-
режье в местечке Лафавьер, где приобрел не-
большой участок земли и проводил каждое ле-
то с 1927 по 1936, работая, чаще всего углем,
над пейзажами,
К середине 1930-х главными заказчиками
Б. стали французские издательства: Cie> выпустило с иллюстрациями и в оформле-
нии художника сборники русских, француз-
ских и немецких сказок; - иллю-
стрированные Б. книжки-тетрадки для детей;
- сочинения по французской
и русской истории (<Генрих IV> А.Монтго,
1934: <Картуш и его шайка> Ш.Квинеля и
А.Монтго, 1935; <Петр Великий> Х.Иссерли и
Г.Пикве, 1935 и др.). <Сказки русской бабуш-
ки> (1933) вышли в нью-йоркском издательст-
ве . Новые темы и
типы изданий расширили диапазон художника
книги. Но зависимость от вкусов заказчиков,
то требовавших русской экзотики, повторения
старых мотивов, то, напротив, заставлявших от-
казаться от себя, европеизироваться, не могла
не сказываться отрицательно.
<Несмотря на громадный интерес жизни в
Париже, 'в мировом центре искусства, мне
больше всего не хватало моей страны>, - пи-
сал позже Б. Он никогда не принимал ино-
странного подданства и в сентябре 1935 стал
гражданином СССР, а через год, после завер-
шения работы над панно <Микула Селянино-
вич> для советского посольства в Париже, от-
плыл с семьей из Антверпена на теплоходе
<Ладога> в Ленинград, куда прибыл 16.9.1936.
Главной до конца жизни художника стала пе-
дагогическая деятельность. Сразу по приезде Б,
был назначен профессором графической мас-
терской Института живописи, скульптуры и ар-
хитектуры Всероссийской Академии худо-
жеств, хотя официально был утвержден в этом
звании и степени доктора искусствоведения
Высшей аттестационной комиссией 23.6,1939.
Одновременно Б. работал в области книжной
графики (илл. к <Сказке о царе Салтане>
А.Пушкина, 1936-37; к роману А.Н.Толстого
<Петр 1>, 1937; к <Песне про царя Ивана Ва-
сильевича, молодого опричника и удалого куп-
ца Калашникова> М.Лермонтова, 1938-39; к
кн. Н.Водовозова <Слово о стольном Киеве и о
русских богатырях>, 1939-41, серия незавер-
шена); театрально-декорационного искусства
(эскизы декораций и костюмов к опере Рим-
ского-Корсакова <Сказка о царе Салтане>,
1936-37, для Ленинградского театра оперы и
балета им. С.Кирова: к пьесе И.Бахтерева и
А.Разумовского <Полководец Суворов>, 1939,
для Ленинградского театра драмы им. А,Пушки-
на) и монументально-декоративного искусства
(эскизы росписей и мозаик для Дворца Сове-
тов в Москве, 1938). Во время летних поездок
(в 1938 на Украину и Черноморское побе-
режье Кавказа, в 1939 в Курскую область и в
Крым, в 1940 снова в Крым) выполнял аква-
релью пейзажи.
Оставшись в блокадном Ленинграде, Б.
скончался в суровую зиму 1942. Похоронен в
братской могиле профессоров Института живо-
писи, скульптуры и архитектуры на Смолен-
ском кладбище в Ленинграде, над могилой в
1960 установлен памятник по проекту В.Мунца.
Персональная выставка Б. прошла в 1952-
53 в Ленинграде, Москве, Киеве и Таллинне,
в 1976 Театральный музей им. А.Бахрушина
устроил выставку эскизов декораций и костю-
мов художника. Выставки произведений Б. и
А.Щекатихиной-Потоцкой были проведены в
Ленинграде: в 1977 - Ленинградской органи-
зацией Союза художников РСФСР, в 1978-80
и в 1994-95 - дирекцией Объединения му-
зеев Ленинградской области. В 1993 выставка
произведений Б. состоялась в АнгЛии в Брай-
тонском политехническом университете. Про-
изведения Б. хранятся в Русском музее, во
Всероссийском музее А.Пушкина, в Музее те-
атрального и музыкального искусства в Петер-
бурге, в Музее изобразительных искусств им.
А.Пушкина, в Театральном музее им, А.Бахру-
шина в Москве, в Киевском музее русского
искусства, в Ивангородском историко-архитек-
турном и художественном музее Ленинград-
ской области, в Музее Виктории и Альберта
в Лондоне, в Музее Ашмолеан в Оксфорде, в
Пражской национальной галерее, в Городском
музее в Брно, в коллекциях С.Белица и Р.Герра
в Париже, Н. и Н.Лобановых-Ростовских в
Нью-Йорке, во многих других отечественных
и зарубежных государственных и частных со-
браниях.
Лит.: Михеев Н.И. И.Я.Билибин // Перезвоны,
1928, № 40; Иван Яковлевич Билибин. Статьи. Пись-
ма. Воспоминания о художнике. Ред.-сост., авт. всту-
пит. статьи и комментариев С.В.Голынец. Л., 1970; Го-
лынец Г. В., Голынец С. В. Иван Яковлевич Билибин.
М., 1972; Golinetss S. Ivan Bilibin. Leningrad, 1981; Го-
лынец С. Иван Билибин. Л., 1988.
С. Голынец

Категория: Знаменитые эмигранты | Добавил: 3slovary (23.02.2011)
Просмотров: 2137 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Популярные темы
Василий Васильевич Докучаев
Религия Древней Греции кратко
Троица история праздника
Китайская мифология
Афоризмы
Приметы погоды
Англо-русский словарь
Вера в себя
Ассасины кто они?
Народные приметы про вербное воскресенье
Что делать, если неудачи стали неотъемлемой частью жизни..
Велесова книга
Влияние имени на судьбу человека. Как выбрать правильное имя для малыша?

Вход на сайт


Свежие новости

Копирование материала запрещено © 2019