Меню сайта

Категории раздела
Рим и Древняя Греция - Мифы. Легенды. Предания [45]
Изучение слова [23]
Легенды и мифы Австралийских Аборигенов [50]
Языки и естествознание [29]
Правильное изучение языков [65]
Изучение языков – это задача, которая сейчас актуальна как никогда
Мифы и предания Древней Ирландии [13]
Скандинавские сказы [29]
Легенды и мифы Ближнего Востока [41]
Мая и Инки [24]
Знаменитые эмигранты [58]
Первая треть xx века. Энциклопедический биографический словарь.
Религиозные изыскания человечества [14]
Энциклопедия Галактики [36]
Нуменор [39]
Русская литература в современности [193]
История о царице утра и о Сулеймане [16]

Люди читают

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
            

Главная

Мой профильРегистрация

ВыходВход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


Мифы и предания


Суббота, 24.07.2021, 13:14
Главная » Статьи » Знаменитые эмигранты

БИЛИБИН Иван Яковлевич
Отдых в Черногории. Шопинг в Черногории


БИЛИБИН Иван Яковлевич (4.8.1876, Тар-
ховка, близ Сестрорецка, под Петербургом -
7.2.1942, Ленинград) - мастер книжной гра-
фики и театрально-декорационного искусства,
акварелист. Билибины - старинная фамилия,
упоминаемая еще в документах времен Ивана
Грозного; прямые предки художника - имени-
тые калужские купцы. Его прадед, Яков Ивано-
вич, портрет которого написан Д.Левицким,
был известен крупными пожертвованиями на
оборону отечества в годы наполеоновского на-
шествия; славился меценатством. Отец худож-
ника, Яков Иванович - участник войны с Тур-
цией 1877-78, совершил множество дальних
плаваний; прошел путь от младшего судового
врача до главного доктора Либавского морско-
го госпиталя и одновременно медицинского ин-
спектора Порта императора Александра III в
Курляндской губернии, вышел в отставку в чи-
не тайного советника. Мать - Варвара Алек-
сандровна (урожд. Бубнова).
После окончания в 1896 с серебряной ме-
далью 1-й петербургской гимназии Б. по насто-
янию отца поступил на юридический факультет
Петербургского университета. Прослушав там
полный курс и написав дипломное сочинение
на тему , сдал
государственный экзамен в Новороссийском
университете (Одесса). Рисовал с раннего де-
тства, но только в 1895 начал посещать Рисо-
вальную школу Общества поощрения худо-
жеств. Летом 1898в течение 1,5 месяцев за-
нимался в студии Антона Ашбе в Мюнхене, а
осенью того же года поступил в Тенишевскую
мастерскую И.Репина в Петербурге. Среди со-
учениц оказалась Мария Яковлевна Чемберс,
которая стала в 1902 его женой, матерью его
сыновей Александра (1903-1972), в будущем
художника, и Ивана (1908-1993), в будущем
журналиста; в 1911 брак распался, В 1900 Ре-
пин перевел Б. в качестве вольнослушателя в
свою мастерскую в Высшем художественном
училище Академии художеств, где тот продол-
жал занятия до 1904, однако работу на звание
художника представлять не стал. Неизгладимое
впечатление, по собственному признанию Б,,
произвела на него открытая в 1898 в залах
Академии художеств выставка В.Васнецова: <Я
увидел у Васнецова то, к чему смутно рвалась
и по чем тосковала моя душа>. Зародившееся в
1880-е в Москве национально-романтическое
направление начало захватывать и петербург-
ских художников. В ранних иллюстрациях Б. к
народным сказкам (1899-1902), изданным
Экспедицией заготовления государственных
бумаг в виде серии из 6 крупноформатных кни-
жек-тетрадей, заметно влияние не только Вас-
нецова, но и Е.Поленовой, М.Якунчиковой,
С.Малютина, Однако уже здесь обнаружилось
особое восприятие Б. русской старины и сказ-
ки, его изначальная склонность к графике.
В 1899 билибинские заставки и концовки
появились на страницах журнала <Мир искус-
ства>. Начинающий художник стал постоянным
участником выставок <Мира искусства> (1900-3,
1906), в 1903 вместе с другими мирискусни-
ками вступил в Союз русских художников, по-
сле раскола которого в 1910 оказался одним
из активных членов возрожденного <Мира ис-
кусства> ив 1917 был избран его председате-
лем. С теми, кто составлял ядро <Мира искус-
ства>, Б. роднила обращенность к высокой
культуре прошлого, несмотря на то, что его ис-
торические пристрастия были иными, нежели у
А.Бенуа и других <западников>. В 1902-4 Б, со-
вершил несколько поездок по Вологодской,
Архангельской и Олонецкой губерниям, где со-
брал коллекцию произведений народного ис-
кусства, большая часть которой была передана
в Русский музей, выполнил фотографии памят-
ников деревянного зодчества, вошедшие в важ-
нейшие научные издания той поры. Результа-
том поездок стали и публикации Б,: <Остатки
искусства в русской деревне> (Журн. для всех,
1904, № 10): <Народное творчество русского
Севера> (Мир иск-ва, 1904, № II): отчасти бо-
лее поздняя статья <Несколько слов о русской
одежде в XVI-XVII вв.> (Старые годы, 1909,
июль-сент.), а также доклад <Русское деревян-
ное северное зодчество> на Всероссийском
съезде художников в Петербурге в 1911 (Тр.
Всерос. съезда художников, т. 2. Пг., 1914).
Начиная с иллюстраций к былине <Вольга>
(1902-4) и к <Сказке о царе Салтане> А.Пуш-
кина (1904-6), художник неотделим в Б. от ис-
следователя. Он не терпел произвола в изобра-
жении архитектуры, костюма, утвари. Но в то
же время, что характерно для мирискусников,
был способен из исторически достоверных
подробностей создавать в многоцветных аква-
релях и черно-белых рисунках тушью волшеб-
ный мир. Ему были свойственны также любовь
к шутке, умение обыграть комическую быто-
вую деталь.
Старая Русь не только дала ему темы, но и
подсказала формы их воплощения, В иллюстра-
ции к <Сказке о золотом петушке> Пушкина
(1906-7, 1910) и к <Сказкам> А.Рославлева
(1908-11) Б. перенес целые композиционные
схемы лубочных картинок, лишь <облагородив>
рисунок по законам профессионального искус-
ства. Использование приемов орнамента, луб-
ка, равно как и японской ксилографии, способ-
ствовало формированию книжной графики мо-
дерна, стремившейся к слиянию изобразитель-
ного и декоративного начал. Выполненные кис-
тью, но своими жесткими, <проволочными>
контурами и однотонными заливками напомина-
ющие гравюру, рисунки Б. органично ложились
на плоскость листа и сочетались со шрифтом,
что дало художнику возможность одному из
первых в его время подойти к ансамблевому
решению книги. Одновременно с большими
циклами иллюстраций Б. постоянно выполнял
для журналов <Художественные сокровища
России>, <Народная читальня>, <Золотое руно>,
для издательств Общины Св.Евгении Красного
Креста, <Шиповник>, для <Московского книго-
издательства> и др. виньетки, рисунки обло-
жек, открыток, афиш, плакатов, чем способст-
вовал подъему художественного уровня массо-
вой печатной продукции. Разделив революци-
онные настроения русской интеллигенции, он
выполнил в 1905-6 ряд карикатур для журна-
лов <Жупел> и <Адская почта> и даже подвергся
в феврале 1906 суточному административному
аресту. Билибинские графические приемы, ут-
верждавшаяся им дисциплина линии оказали
заметное влияние на художников, специализи-
ровавшихся в области книжной графики. Этому
способствовала педагогическая деятельность Б.
в Рисовальной школе Общества поощрения ху-
дожеств, где он вел класс графического искус-
ства (1907-17) и младший класс композиции
(1908-17). С одной из учениц школы - Рене
Рудольфовной 0'Коннель - Б. вступил в 1912
в гражданский брак, продолжавшийся до
1918. Вскоре после выхода в свет его первых
книг с иллюстрациями Б. стал известен не толь-
ко в России, но и за ее пределами; его работы
перепечатывались в зарубежных изданиях, экс-
понировались на выставках в
Праге в 1904, Русского искусства в Париже и
Берлине в 1906, Международной в Венеции в
1907, Русских художников на Сецессионе в
Вене в 1908, Международной художествен-
ной в Брюсселе в 1910, Международной пе-
чатного дела и графики в Лейпциге в 1914.
В 1904 Пражский национальный театр за-
казал Б, эскизы декораций к опере Н.Римско-
го-Корсакова <Снегурочка>. Б. оказался едва ли
не первым русским художником, работавшим
для зарубежной сцены. Благодаря оформлени-
ям постановок миракля Рютбеера <Действо о
Теофиле> (1907) в Старинном театре и <тайны
в одном действии> <Честь и месть> графа
Ф.Соллогуба (1908) в театре-кабаре <Луко-
морье> в Петербурге, Б. доказал, что его воз-
можности не ограничены отечественной тема-
тикой, Он получил признание как мастер теат-
рального костюма различных времен и наро-
дов, исторически точного и сценически вырази-
тельного. В 1908 он выполнил эскизы русских
костюмов к опере М.Мусоргского <Борис Го-
дунов>, в 1909 - восточных к танцевальной
сюите <Пир> для антрепризы С.Дягилева, в том
же 1909- эскизы костюмов для русских пля-
сок в исполнении А.Павловой и М.Мордкина, а
в 1911 - испанских костюмов к комедии Ло-
пе де Вега <Овечий источник> и к драме Каль-
дерона <Чистилище Святого Патрика> для Ста-
ринного театра. Особенности Б.-декоратора на-
иболее ярко раскрылись в оформлении оперы
Н.Римского-Корсакова <Золотой петушок> (Мо-
сква, театр С.Зимина, 1909), где художник
продемонстрировал свое умение условными
средствами графики создать на сцене мир сказ-
ки. На рубеже 1900-1910-х мастер обратился
к пейзажу. В 1908 в результате поездки в Ан-
глию и Ирландию появилась серия этюдов ак-
варелью и карандашом, в которых запечатлены
скалистые британские берега. Эти этюды - ос-
новной тип билибинского пейзажа с его внима-
нием к вечному, непреходящему. Над подобны-
ми пейзажами Б, работал в Крыму, куда с
1910 ездил каждое лето и где в 1913 в мес-
течке Батилиман (несколько восточнее Балак-
лавы) стал, наряду с В.Короленко, А.Куприным,
С.Еллатьевским, Е.Чириковым, В.Дервизом,
А.Иоффе, В.Вернадским, М.Ростовцевым, со-
владельцем коллективного имения. Контраст к
британским и крымским пейзажам составили
акварельные этюды русского леса зимой и ран-
ней весной, проявившие лирический аспект да-
рования художника.
Для билибинской графики этого времени
характерны более пространственные компози-
ционные решения, что заметно в незакончен-
ной серии иллюстраций к киевским былинам
(1912-18), в эскизах декораций к операм
А.Верстовского <Аскольдова могила> (1912-
13, для театра С.Зимина), М.Глинки - <Руслан
и Людмила> (1913) и Римского-Корсакова
<Садко> (1914, для Петербургского Народного
дома). Одновременно влияние лубка вытесня-
лось у Б. влиянием древнерусской иконописи,
цвета становились звучней и насыщенней, они
кажутся сияющими искусственным светом, гра-
ницы между ними обозначены теперь не чер-
ным проволочным контуром, а тональным сгу-
щением и тонкой цветной линией (обложки
журналов <Солнце России> и <Лукоморье>,
1913, 1915: неизданные в свое время иллюст-
рации к сказке <Пойди туда, не знаю куда>,
1919; первая работа в области монументально-
декоративного искусства - росписи интерье-
ров построенного по проекту В.Покровского в
1913 к 300-летию Дома Романовых здания
Нижегородского отделения Государственного
банка). 30.1.1917 на заседании членов Акаде-
мии художеств Б. был представлен к званию
академика.
Февральскую революцию он, очевидно,
принял сочувственно, вошел в состав Особого
совещания по делам искусств, выполнил эскиз
нового герба - двуглавый орел без короны и
плакат кадетской партии к Всероссийскому Уч-
редительному собранию. Но в сентябре 1917,
предчувствуя новые социальные потрясения,
покинул Петроград и уехал в Батилиман, где
прожил около двух лет, участвовал в Комиссии
по охране художественных сокровищ Крыма,
помогал С.Маковскому в организации в Ялте
(окт. 1918) выставки <Искусство в Крыму>, на
которой были представлены работы находив-
шихся там художников (самого Б., С.Сорина,
С.Судейкина, Н.Милиоти, Н.Пинегина) и ста-
рых мастеров из частных коллекций. В октяб-
ре-ноябре 1919, живя в Ростове-на-Дону, Б.
сотрудничал в журнале <Орфей>, выполнял
плакаты для деникинского издательства <Ос-
ваг>. В декабре переехал в Новороссийск, от-
куда 21.2.1921 отплыл на пароходе <Саратов>
и, в силу сложившихся обстоятельств, попал в
Египет; более 4 лет прожил в Каире и около го-
да (с окт. 1924 по авг. 1925) в Александрии,
где состоялась его первая перснальная выстав-
ка, устроенная местным обществом <Друзья ис-
кусства>.
В 1923 Б, вступил в гражданский брак со
своей ученицей по Рисовальной школе Обще-
ства поощрения художеств А.Щекатихиной-
Потоцкой, приехавшей в Каир с пятилетним
сыном от первого брака. Дважды, в 1921 и
1925, Б. ездил в Верхний Египет к Луксорско-
му храму, летом 1924 совершил с семьей путе-
шествие по Сирии и Палестине. Увлечение
Ближним Востоком отразилось в многочислен-
ных акварельных пейзажах, воспроизводящих
его природу и архитектурные памятники, в ка-
рандашных портретах арабских крестьян, в де-
коративных стилизациях по мотивам древнееги-
петского и мусульманского искусства. Но одно-
временно Б. сохранял интерес к древнерусской
и византийской живописи, чему способствова-
ли заказы греческой колонии в Каире на деко-
ративные панно и сирийской общины в Алек-
сандрии на эскизы фресок и иконостаса право-
славного храма. В 1923 Б, выполнил для гаст-
ролировавшей в Египте труппы Павловой эски-
зы декораций и костюмов к двум балетам Н.Че-
репнина: <Роман мумии> и <Русская сказка>.
С августа 1925 Б, с семьей в столице Фран-
ции, работал для издательства Н.Карбасникова в
Париже и О.Дьяковой в Берлине, в его оформ-
лении и с его иллюстрациями выходили номера
журналов <Жар-птица> (192 6, № 14) и <Пере-
звоны> (1928, №40), тома <Хрестоматии по ис-
тории русской литературы> (София, 1931; Па-
риж, 1932), сборник рассказов И.Бунина <По-
следнее свидание> (Париж, 1927) и <Солдат-
ские сказки> Саши Черного (Париж, 1933); он
выполнил эскизы фресок и иконостаса для рус-
ского храма на Ольшанском кладбище в Праге.
Художник поддерживал любую инициативу, на-
правленную на сохранение, изучение и популя-
ризацию отечественной культуры: общество
<Икона> в Париже, русский музей в Праге.
Основные силы в конце 1920-х - начале
1930-х Б. отдавал русским оперным сезонам в
Театре Елисейских полей, организованным ант-
репризой М.Кузнецовой-Бенуа <Частная париж-
ская опера> и антрепризой А.Церетели и В.Ба-
зиля <Русская опера в Париже>. Для первой
антрепризы оформил постановку <Сказки о ца-
ре Салтане> Римского-Корсакова (1929, часть
костюмов А.Щекатихиной-Потоцкой), назван-
ную <миром ожившей иконы> {С.Волконский),
для второй - постановки <Князя Игоря> А.Бо-
родина (1930), <Царской невесты> Римского-
Корсакова (1930) и <Бориса Годунова> Мусор-
гского (1931). В 1931 художник выполнил эс-
кизы декораций и костюмов к балету И.Стра-
винского <Жар-птица> для театра в Бу-
энос-Айресе, в 1934-к опере Римского-Кор-
сакова <Сказание о невидимом граде Китеже>
для театра в Брно, а в 1935 Пражский нацио-
нальный театр повторил парижскую постанов-
ку <Сказки о царе Салтане>.
Во французский период своей жизни Б. не-
однократно выступал на выставках русского
искусства: в Брюсселе (1928), Копенгагене
(1929), Белграде (1930), Праге (1935), Пари-
же (1931, 1932 и 1934), в 1929 участвовала
международной выставке в Салоне де Тюильри
в Париже. Как последний председатель <Мира
искусства> Б. явился одним из инициаторов вы-
ставки этого объединения в 1927 в парижской
галерее Бернгейма Младшего. В том же году
состоялась персональная выставка Б. в Праге, а
в 1929 - совместная Б. и Щекатихиной-По-
тоцкой в Амстердаме. В мастерской Б. на буль-
варе Пастера собирался цвет русского зару-
бежья: политические деятели П.Милюков, А.Ке-
ренский, В.Маклаков, известные писатели, ху-
дожники, артисты. Со многими из них Б. об-
щался также на Средиземноморском побе-
режье в местечке Лафавьер, где приобрел не-
большой участок земли и проводил каждое ле-
то с 1927 по 1936, работая, чаще всего углем,
над пейзажами,
К середине 1930-х главными заказчиками
Б. стали французские издательства: Cie> выпустило с иллюстрациями и в оформле-
нии художника сборники русских, француз-
ских и немецких сказок; - иллю-
стрированные Б. книжки-тетрадки для детей;
- сочинения по французской
и русской истории (<Генрих IV> А.Монтго,
1934: <Картуш и его шайка> Ш.Квинеля и
А.Монтго, 1935; <Петр Великий> Х.Иссерли и
Г.Пикве, 1935 и др.). <Сказки русской бабуш-
ки> (1933) вышли в нью-йоркском издательст-
ве . Новые темы и
типы изданий расширили диапазон художника
книги. Но зависимость от вкусов заказчиков,
то требовавших русской экзотики, повторения
старых мотивов, то, напротив, заставлявших от-
казаться от себя, европеизироваться, не могла
не сказываться отрицательно.
<Несмотря на громадный интерес жизни в
Париже, 'в мировом центре искусства, мне
больше всего не хватало моей страны>, - пи-
сал позже Б. Он никогда не принимал ино-
странного подданства и в сентябре 1935 стал
гражданином СССР, а через год, после завер-
шения работы над панно <Микула Селянино-
вич> для советского посольства в Париже, от-
плыл с семьей из Антверпена на теплоходе
<Ладога> в Ленинград, куда прибыл 16.9.1936.
Главной до конца жизни художника стала пе-
дагогическая деятельность. Сразу по приезде Б,
был назначен профессором графической мас-
терской Института живописи, скульптуры и ар-
хитектуры Всероссийской Академии худо-
жеств, хотя официально был утвержден в этом
звании и степени доктора искусствоведения
Высшей аттестационной комиссией 23.6,1939.
Одновременно Б. работал в области книжной
графики (илл. к <Сказке о царе Салтане>
А.Пушкина, 1936-37; к роману А.Н.Толстого
<Петр 1>, 1937; к <Песне про царя Ивана Ва-
сильевича, молодого опричника и удалого куп-
ца Калашникова> М.Лермонтова, 1938-39; к
кн. Н.Водовозова <Слово о стольном Киеве и о
русских богатырях>, 1939-41, серия незавер-
шена); театрально-декорационного искусства
(эскизы декораций и костюмов к опере Рим-
ского-Корсакова <Сказка о царе Салтане>,
1936-37, для Ленинградского театра оперы и
балета им. С.Кирова: к пьесе И.Бахтерева и
А.Разумовского <Полководец Суворов>, 1939,
для Ленинградского театра драмы им. А,Пушки-
на) и монументально-декоративного искусства
(эскизы росписей и мозаик для Дворца Сове-
тов в Москве, 1938). Во время летних поездок
(в 1938 на Украину и Черноморское побе-
режье Кавказа, в 1939 в Курскую область и в
Крым, в 1940 снова в Крым) выполнял аква-
релью пейзажи.
Оставшись в блокадном Ленинграде, Б.
скончался в суровую зиму 1942. Похоронен в
братской могиле профессоров Института живо-
писи, скульптуры и архитектуры на Смолен-
ском кладбище в Ленинграде, над могилой в
1960 установлен памятник по проекту В.Мунца.
Персональная выставка Б. прошла в 1952-
53 в Ленинграде, Москве, Киеве и Таллинне,
в 1976 Театральный музей им. А.Бахрушина
устроил выставку эскизов декораций и костю-
мов художника. Выставки произведений Б. и
А.Щекатихиной-Потоцкой были проведены в
Ленинграде: в 1977 - Ленинградской органи-
зацией Союза художников РСФСР, в 1978-80
и в 1994-95 - дирекцией Объединения му-
зеев Ленинградской области. В 1993 выставка
произведений Б. состоялась в АнгЛии в Брай-
тонском политехническом университете. Про-
изведения Б. хранятся в Русском музее, во
Всероссийском музее А.Пушкина, в Музее те-
атрального и музыкального искусства в Петер-
бурге, в Музее изобразительных искусств им.
А.Пушкина, в Театральном музее им, А.Бахру-
шина в Москве, в Киевском музее русского
искусства, в Ивангородском историко-архитек-
турном и художественном музее Ленинград-
ской области, в Музее Виктории и Альберта
в Лондоне, в Музее Ашмолеан в Оксфорде, в
Пражской национальной галерее, в Городском
музее в Брно, в коллекциях С.Белица и Р.Герра
в Париже, Н. и Н.Лобановых-Ростовских в
Нью-Йорке, во многих других отечественных
и зарубежных государственных и частных со-
браниях.
Лит.: Михеев Н.И. И.Я.Билибин // Перезвоны,
1928, № 40; Иван Яковлевич Билибин. Статьи. Пись-
ма. Воспоминания о художнике. Ред.-сост., авт. всту-
пит. статьи и комментариев С.В.Голынец. Л., 1970; Го-
лынец Г. В., Голынец С. В. Иван Яковлевич Билибин.
М., 1972; Golinetss S. Ivan Bilibin. Leningrad, 1981; Го-
лынец С. Иван Билибин. Л., 1988.
С. Голынец

Категория: Знаменитые эмигранты | Добавил: 3slovary (23.02.2011)
Просмотров: 2365 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Популярные темы
Еруслан Лазаревич
О вещих снах
Шива и божественные мудрецы в Химавате
ПРАКТИКА ПИРАМИД
Старославянские обряды
Англо-русский словарь
Выбор свадебного платья. Виды свадебных платьев
Утрата и ломка вещей
12 способов, с помощью которых вы уничтожаете собственное счастье
Приметы погоды
Словарь нарицательных имён - История
Ассасины кто они?
Когда зародилась письменность

Вход на сайт


Копирование материала запрещено © 2021