Меню сайта

Календарь
«  Январь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Категории раздела
Религия, законы, институты Греции и Рима [46]
Древний город
Легенды Древнего Востока [48]
Награды [45]
Мифы и легенды Китая [60]
Язык в революционное время [35]
Краткое содержание произведений русской литературы [36]
Шотландские легенды и предания [50]
Будда. История и легенды [57]
Азия — колыбель религий, но она бывала и их могилой. Религии исчезали не только с гибелью древних цивилизаций, их сметало и победоносное шествие новых верований.' Одним из таких учений-завоевателей, распространившимся наиболее широко, стал буддизм...
Величие Древнего Египта [35]
Египет – единственная страна, наиболее тщательно исследованная современными археологами
История Нибиру [128]
Герои и боги Индии [36]
Индия помнит о своих великих героях
Зороастрийцы. Верования и обычаи [80]
Майя [88]
Быт, религия, культура.
Лошадь в легендах и мифах [66]
Мифология в Англии [76]
Легенды Армении [5]

Люди читают

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
            

Главная

Мой профильРегистрация

ВыходВход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


Мифы и предания


Воскресенье, 20.01.2019, 16:27
Когда-то в Дании правил король, который значительно расширил границы своей страны. Так велика была его слава, что монархи всех северных стран стали служить ему. Среди них были Хёгни, король ютов, и Хедин, правитель племени норвежцев. Хёгни был пожилым седовласым человеком, участником сотен битв. Хедин, наоборот, был молод, полон энергии и силен духом. Внешне он выглядел таким легким и худым, что многие с трудом могли поверить в то, что слышали о его славе. У Хёгни не было сына, поэтому он сильно привязался к молодому человеку и пригласил его в Ютландию, перезимовать.
Хедин приехал и тут же влюбился в Хильд, единственную дочь короля. Сердце Хёгни наполнилось радостью от того, что два его любимых человека могут пожениться и стать его наследниками. В то же время он вынашивал планы новых военных кампаний, поскольку его подданные любили пограбить и повоевать. Хёгни начал строить огромный боевой корабль, в котором могли уместиться три сотни воинов. Его борта были красными, а вырезанный на носу дракон сверкал так, словно был сделан из чистого золота. Но ранней весной, когда пришла пора приступать к выполнению планов, король получил известие о нападении на отдаленную часть его владений. Чтобы наказать грабителей, Хёгни отправился туда, а Хедин остался. Он готовился отправиться в Норвегию, чтобы собрать для военных действий своих людей.
Случилось так, что через несколько дней на охоте Хедин заблудился в лесу. Увидев впереди, за поредевшими деревьями, просвет, он направился туда.
На опушке леса рос густой кустарник. Пробравшись сквозь него, Хедин оказался на покрытой цветами поляне. Их было так много, что он не мог понять, росла ли здесь трава. В центре стояло огромное дерево. На нем уже были маленькие листочки, поэтому свет, пробивавшийся сквозь них, оставлял кружевной рисунок на сидевшей под ветвями женщине.
Она казалась высокой и ослепительно красивой. На ней было голубое платье, подол которого украшали искусно вышитые желтые примулы. Трудно было даже понять, где кончались цветы и начиналось чудесное одеяние. По плечам женщины струились золотистые волосы. В прекрасных белых руках она держала резной рог. Женщина подняла его и протянула Хедину. Он увидел, что сосуд был украшен золотыми ободками, а на крышке блестели красные камни.

– Подойди сюда, Хедин, – сказала женщина. – Сядь рядом со мной и выпей из моего рога. Ведь ты устал после охоты.
Темноволосую Хильд, дочь Хёгни, называли прекрасной девой, не много было принцесс красивее ее. Но очарование этой странной женщины наполнило душу Хедина так, что он едва осознавал, кто он и где находится. Хедин был одурманен ароматом цветов. Направляясь к ней, чтобы взять рог, он не спускал с нее глаз.
Напиток оказался странным, крепким, бежал по венам, словно огонь. Мозг Хедина прояснился. Он вспомнил свое имя и то, что наступил военный сезон. Хедин молча смотрел на женщину. Она взяла рог и сказала своим серебристым голосом:
– Хедин, почему у тебя нет гордости? Разве ты не должен быть первым среди викингов? Ты моложе и энергичнее Хёгни. Ты должен стать более великим, чем он.
– Я часто соревновался с ним! – крикнул Хедин. – В плавании, в упражнениях с мечом, в стрельбе из лука, во всех боевых искусствах. Мы всегда были равны. Но Хёгни ни разу не победил меня.
– Но он считает себя первым, – возразила женщина, – поскольку старше, богаче и женат на великой принцессе.
– Я тоже женюсь на принцессе и получу в наследство королевство.
– Это так, – с сомнением произнесла незнакомка. – Ты попросишь руки его дочери, и, если ему будет приятно видеть тебя своим зятем, он согласится.
– Это будет большая честь для Хёгни, – с достоинством сказал Хедин. – Он рад отдать ее за меня.
– Да, это будет честь для него, но зачем тебе оказывать ему ее? Если человеку суждено быть величайшим из викингов, он должен пользоваться уважением.
– Я возьму девушку, никого не спрашивая, – вдруг произнес Хедин, вскочив на ноги.
– Тогда вы снова будете равны, – спокойно согласилась женщина. – Хёгни тоже женат на принцессе. Но его боевой корабль больше и прекраснее твоего.
– Я немного уменьшу его величие! – крикнул Хедин, похлопав по своему мечу.
– Да будет так, – сказала незнакомка, встала и улыбнулась. – Сейчас ты пьян от великих мыслей, и за ними должны последовать энергичные действия. Потом вернись ко мне еще раз, потому что слава – это дар моего рога.
Она снова подняла сосуд, и камни на его крышке засветились странным светом. Ослепленный Хедин закрыл глаза, а когда открыл их снова, женщина исчезла. Кружева света и тени лежали, словно сеть, на цветущей, как подол ее небесно-голубого платья, поляне.
Пока Хедин охотился, Хильд сидела в своих покоях за центральным залом. Здесь она привыкла вязать вместе со своими служанками вдалеке от шума и смеха многочисленной прислуги. Если ее отца не было дома, Хильд редко выходила в зал. Когда Хедин вернулся, она сидела за работой и ничего не знала о его странной встрече. Он сразу пошел к своим воинам, приказал им взять топоры, мечи и напасть на стариков и слуг, которых Хёгни оставил для домашней работы.
Спустя несколько минут люди Хедина уже мчались к залу и находившимся позади него складам, которые хотели ограбить. Их приглушенные крики и бряцание оружия донеслись до женщин. Вдруг вопли зазвучали уже со двора. В окна стал просачиваться дым от горящих построек. Девушки в ужасе вскочили на ноги.
– Сядьте, – спокойно сказала принцесса. – Какой-то разбойник, услышавший о том, что мой отец уехал, мог напасть, посчитав нас беззащитными. Но Хедин на нашей стороне и обязательно прогонит их. Только не выходите на открытое место, пока не придут наши защитники.
Она снова вернулась к работе, но девушки подбежали к окнам, в ужасе глядя на встающих на дыбы лошадей, бегущих женщин и сражающихся вдалеке воинов, едва различимых за клубами дыма.
Вдруг дверь с грохотом распахнулась, и на пороге появился Хедин. При виде его девушки громко закричали, потому что его меч и правая рука были в крови. Он повернулся к принцессе, которая вскочила с кресла, чтобы приветствовать его, и слова замерли у нее на губах. Ее глаза встретились с невидящим взглядом Хедина.
– Корабль Хёгни мой, – коротко произнес он. – И я беру тебя как военный трофей.
– Но кто напал на нас? – спокойно спросила Хильд. – Мы должны бежать? Силы врагов намного превосходят наши? А где моя мать? Ты должен знать, я без нее никуда не поеду.
Хедин громко рассмеялся и схватил принцессу за запястье.
– Здесь нет ни одного напавшего, кроме меня! – воскликнул он. – Я хочу взять тебя в жены. Никто не может мне помешать. И я буду грабить столько, сколько мне нравится.
– Но мой отец добр к тебе, – сказала ошеломленная Хильд, – моя мать тоже добра к тебе. И ты знаешь, что я люблю тебя. Зачем эта война?
– Только для того, чтобы показать, что я настоящий викинг и беру все, никого не спрашивая. – Хедин потянул девушку к себе.
– Посмотри мне в глаза! – крикнула она.
Хедин посмотрел на нее, словно разъяренный бык.
– Что с тобой случилось? – спросила Хильд. – Ты словно во сне. Кто вбил тебе в голову эти мысли?
– Королева красоты, – тихо ответил он. – Она сидела в лесу… – Его голос оборвался.
– Я пойду с тобой, – мягко произнесла Хильд, – но умоляю тебя, отгони прочь от себя это колдовство, иначе оно породит зло. Потом я примирю тебя с моим отцом, но сейчас позволь мне попрощаться с матерью.
Хедин рассмеялся.
– С матерью! – произнес он и поднял свой окровавленный меч.
– Где она? – с тревогой спросила девушка, побледнев, словно лен, который она скручивала.
– На песке возле огромного корабля, – беззаботно ответил Хедин.
Хильд отпрянула от него. У нее перехватило дыхание.
– Теперь я точно знаю, что ты заколдован, – сказала она наконец, – и поэтому не виню тебя. Но знай, что страшная месть ждет тебя за это убийство.
– Я ничего не боюсь! – крикнул Хедин.
Он отвез свой трофей на корабль, и его люди взошли на палубу вслед за ним, нагруженные награбленными драгоценностями, золотом и серебром. Хёгни привез свое богатство из многочисленных походов, а теперь Хедин ограбил его.
– Загрузите корабль и отчаливайте, – приказал он. – Женщины и дети разбежались, но они долго не найдут помощи. И можете отдыхать здесь до утра, а я пока съезжу в лес. Там у меня дело.
Цветочная поляна была очень бледной в лунном свете, но та, которая сидела в ее центре, светилась, как живая звезда. Ее волосы горели, словно факел, а каменья на крышке ее рога блистали странным красным огнем.
– На твоем мече кровь! – с триумфом крикнула женщина. – Чья она?
– Королевы.
– Хорошо. – Она улыбнулась, глядя Хедину в глаза. – Сядь и выпей, чтобы я смогла сказать тебе, что делать дальше.
На этот раз напиток оказался сладким. Кровь ударила Хедину в голову, когда он хотел в ответ улыбнуться женщине. Она молчала и смотрела на него. Голова Хедина опускалась все ниже и ниже, пока совсем не легла ей на колени. Казалось, он уснул, но его глаза оставались открытыми, и он по-прежнему видел женщину.
Она осторожно приподняла голову Хедина, взяла его меч и замахнулась. Луна светила за ее спиной. Теперь женщина казалась огромной и черной, словно тень. Черными казались и пятна на мече.
– Сила любви может усохнуть, – мягко произнесла она, – но я наложу заклятие неумирающей ненависти. Кровью на твоем мече я подчиню тебя и твоих воинов моей власти. Плыви на север к маленькому острову, вокруг которого над морем низко висит туман. Там ты встретишь судьбу, которую приготовили для тебя Норны, и мое заклятие будет держать тебя в рабстве до тех пор, пока не разделятся твои душа и тело.
Хедин проснулся с первыми лучами утреннего света. Ужасная тяжесть была на его сердце. Сначала он никак не мог понять, откуда она, потом события вчерашнего дня встали перед его глазами: пленение Хильд, ограбление сокровищниц Хёгни, убийство королевы. Ужасное возвращение он приготовил своему другу. Мысль о стремительном бегстве от мести Хёгни пришла ему в голову. Он приказал своим людям занять места за веслами, грести изо всех сил и плыть на север.
В тот самый день, когда Хедин отправился в плавание, Хёгни вернулся домой и увидел страшную картину. Его корабль был украден, дом ограблен и сожжен, дочь увезена, а труп жены лежал на берегу. В один день он потерял все, что ценил и берег.
Хёгни был отличным другом, но страшным врагом. Ни слова не говоря он собрал свои корабли и людей. На следующее утро Хёгни отправился в погоню и к ночи причалил к берегу в бухте, где вчера останавливались его враги. Воины завернулись в свои плащи и легли спать, но король всю ночь просидел среди песчаных дюн, поглаживая меч. На следующее утро его когда-то светлое лицо посерело и осунулось, но никто не посмел сказать ему об этом. Они отчалили от берега, поставили паруса и гребли весь день, но не догнали Хедина. К вечеру корабли Хёгни причалили в том месте, где до него останавливался враг.
Так продолжалось много дней. Корабли удалялись на север.
Хедин каждую ночь ложился с Хильд, но не засыпал ни на минуту. Казалось, у него не было других мыслей, кроме бегства на север, словно он хотел добраться до края света.
Наконец пришел день, когда задули встречные ветры, и, несмотря на все усилия, люди Хедина не смогли продвинуться дальше. Корабль плыл вдоль скалистого берега мимо полуостровов и островов. Потом местность изменилась. Иногда люди вообще не видели берега.
Хедин все время вглядывался в даль. Однажды в полдень показались паруса преследователей.
Берег скрывал туман, и только голый остров едва виднелся впереди. Он казался скалистым, но надежда на бухту была. И действительно, вскоре люди Хедина ее увидели.
– Гребите туда, – приказал Хедин. – Мы больше не можем бороться.
Корабль причалил к берегу. Паруса преследователей были уже так близко, что на палубе можно было различить людей.
– Они обойдут остров, – сказал один из воинов Хедина, – и могут найти другую бухту. Может, нам выставить часовых, пока совсем не стемнело?
– Пусть высаживаются, – тихо ответил Хедин. – Эта погоня должна когда-нибудь закончиться. Увидев эту бухту, я сразу понял, что мы с Хёгни встретимся здесь. Отдыхайте. Я буду стоять на часах. Завтра нам предстоит бой.
Когда на землю спустилась темнота, люди завернулись в плащи и легли. Густой туман покрыл их. Хедин сел у скалы. Хильд опустилась рядом и оперлась о его плечо.
– Позволь мне завтра пойти к отцу, – тихо проговорила она. – Хватит войн. Дай мне предложить ему вернуть твою добычу и сокровища. Ради меня он должен отказаться от мести, поскольку ни твоя, ни его смерть не вернут мою мать. Я скажу, что лесная женщина заколдовала тебя и теперь ты сделаешь все, чтобы искупить свою вину.
– Иди, если хочешь, – ответил Хедин, – но я скажу тебе, что час мести близок. В центре острова есть маленькая долина. Она станет полем битвы. На склоне стоит рощица, где ты будешь сидеть и наблюдать за нашей схваткой. Я еще не знаю, чем она закончится, но на моем сердце лежит огромная тяжесть.
– Ты знаешь этот остров? – удивленно спросила Хильд.
– Я видел его однажды во сне, – ответил Хедин и умолк. Они с Хильд сидели в темноте.
Поднялся небольшой ветер, и наступило серое утро. Когда туман стал рассеиваться, Хильд встала, чтобы пойти к своему отцу. Ветер стонал в рощице, которую Хедин описывал ей, и шевелил траву в долине. Ее пучки оставались коричневыми и мертвыми, хотя наступила ранняя весна. В небе хрипло кричали чайки. Волны бились о скалы.
– Я хорошо знаю это место, – с удивлением сказала себе Хильд и содрогнулась. Тем не менее она прошла долину и нашла другой берег, где были причалены корабли ее отца. Люди еще спали, но Хёгни сидел у скалы, положив меч на колени. Несмотря на все просьбы дочери, он остался твердым как камень.
– Я обращался с ним как со своим сыном, – сказал Хёгни, – и он должен был принять мое королевство. Все мои богатства могли стать его, а он меня ограбил.
– Разве его смерть вернет мать? – крикнула Хильд. – Его заколдовали, но теперь он свободен и сожалеет о содеянном.
– Какая польза мне от его раскаяния? – спросил Хёгни. – Никакое раскаяние не может оправдать его. Только моя месть искупит то зло, что он совершил.
Земля в маленькой рощице была усыпана мягкими сосновыми иголками. В тот день Хильд села на возвышенность и стала наблюдать за схваткой. Мужчины бились весь день. Звон оружия, яростные крики, стоны умирающих эхом отражались от низких туч. Каждая капля крови пугала принцессу. В своем страхе она не была ни на чьей стороне и только смотрела не отводя глаз на падающих под ударами людей. Ее дыхание всякий раз перехватывало, когда погибал кто-то из родственников или друзей.
Хёгни носился по полю битвы в поисках Хедина. Много раз они встречались, и к концу дня оба были покрыты кровью, но ряды сражающихся всякий раз разделяли их до того, как кто-то успевал нанести решающий удар.
Наконец солнце опустилось. Только маленькая группа оставшихся в живых в поту и крови сражалась. Хильд крикнула, чтобы люди прекратили битву, но уши бойцов были оглушены звоном мечей, а глаза обезумели от вида крови. В последний раз Хёгни и Хедин встретились в центре поля сражения. Страшный крик сорвался с губ оскорбленного отца, когда он замахнулся, чтобы нанести смертельный удар. Ловкий, как кошка, Хедин бросился вперед и нанес укол лезвием меча. Удар Хёгни расколол его шлем. Лезвие разрубило голову до самых плеч, но меч Хедина пронзил кольчугу противника и прошел насквозь. Солнце село, когда Хильд выбежала на поле битвы, на котором уже не осталось ни одного воина, который стоял бы на ногах.
Принцесса пошла к ручью. Всю ночь она носила воду и смывала кровь с мертвых, перевязывала умирающих. Каждая рана залечивалась и исчезала, словно ее и не было, когда она прикасалась к ней, но воины продолжали биться в агонии. Мертвые отец и муж Хильд все еще смотрели в небо остановившимися глазами.
Наконец наступил серый рассвет. Солнце осветило поверженных воинов и коричневую траву, и вдруг все зашевелилось. Поднимались живые и мертвые. Жаждущий битвы Хедин вскочил на ноги, Хёгни поднял свой огромный сверкающий меч. Хильд в отчаянии закричала на них, но ветер отнес ее слова прочь. Принцесса вернулась на свое место под соснами и весь день смотрела и плакала, пока мужчины орошали землю своей кровью.
Наступила ночь. Хёгни и Хедин снова поразили друг друга. Хильд всю ночь омывала их раны, а наутро они снова вступили в бой.
Шли годы. Сменялись поколения. Днем остров скрывал туман, и никто не осмеливался пристать к нему. Говорили, что его населяют странные обитатели. Крики чаек, летающих вдоль побережья этого острова, похожи были на стоны умирающих людей. Никто не мог сказать с уверенностью, слышал ли он гул прибоя или отдаленный шум битвы. Вечерами туман поднимался, и застигнутые темнотой моряки бросали якорь вдали от берега, на котором давно исчезли останки сгнивших судов. Часто на берегу оставляли часовых, но всегда тот, кто оставался ночью один, к утру исчезал. Причалить здесь осмеливался только корабль, оказавшийся совсем в бедственном положении.
Прошло сто лет, и призраки Хёгни и Хедина были забыты. Пришли времена короля Олафа, который принес христианскую веру в северные земли. Однажды его корабли встали на якоря около того острова. Король выставил часового по имени Ивар, который взял меч, надел доспехи и поднялся на утес.
Была тихая, темная ночь, поскольку месяц еще только народился. Ивар заметил какое-то движение и выхватил свой меч, хотя думал, что это была всего лишь овца. Но через некоторое время странная фигура приблизилась, и он увидел юношу, окровавленного, одетого в древние доспехи.
– Спаси нас! – сказал незнакомец Ивару жалобным голосом. – Я думаю, ты крещеный человек.
– Да, я христианин, – ответил Ивар, – потому что служу королю Олафу. Кто ты и как я спасу тебя? Это ты убивал часовых, которых время от времени оставляли здесь?
– Нет, это предводитель ютов Хёгни, – ответил воин. – Он сошел с ума от жажды войны. Я – Хедин, укравший его дочь. И вот уже сто сорок три года мы воюем за нее. Каждую ночь мы умираем, а Хильд, наблюдающая за нашей битвой, лечит нас. Когда мои раны затягиваются, я лежу в лунном свете или хожу по острову и вижу много вещей, скрытых от живых людей, потому что я мертв уже больше ста лет. Только христианин может освободить наши души от тел и спасти от заклятия, наложенного на нас богами севера.
– Я с радостью освобожу вас, – сказал Ивар. – Но я не волшебник.
– Пойдем со мной на битву, которая начнется с восходом солнца. Каждый пораженный тобой человек останется мертвым навсегда. Запомни только одно: поразить Хёгни ты должен со спины. Его глаза столь ужасны, что ни один смертный не может взглянуть в них. Порази его в спину, а потом убей и меня.
Так сказал Хедин и привел Ивара на поле битвы. Теперь, когда солнце встало, призраки с криками бросились в бой. Ивар смотрел на них и видел, как темноволосая Хильд плакала и заламывала руки в сосновой рощице. Затем он достал свой меч и вступил в битву. Ивар был отличным воином, но в тот день ему понадобились все его силы, поскольку воины бросались на него и друг на друга с неимоверной яростью. В конце концов они обессилели, и Ивар поразил их. Осталась только одинокая фигура Хёгни. Ивар не смел приблизиться к нему, пока не увидел, что снова встретился в тумане с Хедином. Пока враги сражались, Ивар поразил Хёгни в спину. Тот упал. Его латы зазвенели. Хедин опустил свой меч. Ивар бросился к нему и почти снес голову с его плеч. Битва закончилась.
Ивар убрал свой окровавленный меч и повернулся к сосновой роще, ища взглядом Хильд, но, когда он подошел, принцесса исчезла. Тогда Ивар вернулся на поле битвы, но оно опустело. Осталась только груда ржавых доспехов, поросших травой. Он посмотрел на свой меч. Кровь на нем была еще свежей, и с одним этим свидетелем Ивар отправился к кораблям короля Олафа, чтобы рассказать свою историю.
Поиск

Популярные темы
Колядование
Что делать, если неудачи стали неотъемлемой частью жизни..
Религия Древней Греции кратко
Когда впервые появились книги?
Орфей
Китайская мифология
Знамения и знаки
Когда зародилась письменность
Как украсить автомобиль
Сколько слов в языке?
ОТКУДА ПОЯВИЛАСЬ "БАБА-ЯГА"?
Утрата и ломка вещей
Подготовка к пасхе

Вход на сайт


Свежие новости

Копирование материала запрещено © 2019