Меню сайта

Категории раздела
Рим и Древняя Греция - Мифы. Легенды. Предания [45]
Изучение слова [23]
Легенды и мифы Австралийских Аборигенов [55]
Языки и естествознание [29]
Правильное изучение языков [66]
Изучение языков – это задача, которая сейчас актуальна как никогда
Мифы и предания Древней Ирландии [12]
Скандинавские сказы [27]
Легенды и мифы Ближнего Востока [35]
Мая и Инки [23]
Знаменитые эмигранты [55]
Первая треть xx века. Энциклопедический биографический словарь.
Религиозные изыскания человечества [13]
Энциклопедия Галактики [36]
Нуменор [40]
Русская литература в современности [190]
История о царице утра и о Сулеймане [14]

Люди читают

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
            

Главная

Мой профильРегистрация

ВыходВход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


Мифы и предания


Понедельник, 20.11.2017, 00:14
Главная » Статьи » Легенды и мифы Австралийских Аборигенов

ВЕЛИКИЙ ПОТОП И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ
Были времена, когда животные, птицы и рептилии размножались в своей стране так быстро, что в конце концов им стало тесно. 
Они непрестанно натыкались друг на друга, отдавливали друг другу ноги, и грубость стала обычным делом. Тогда они решили, что надо что-то сделать для того, чтобы предотвратить кровопролитие и достичь всеобщего взаимопонимания. И тогда было решено провести встречу представителей различных племен.
Животные решили послать на совещание своего вождя, кенгуру, в сопровождении мудрого коалы в качестве советника. Племена птиц решили направить своего вождя, орла, советником которого будет ворон. Племена рептилий были представлены их вождем, вараном, которого сопровождал его советник – тигровый питон.
На своей первой встрече вожди и их советники решили, что общее собрание состоится в месте, которое называется Блю-Маунтин.
Прежде всего, нужно было решить, кто из представителей на открытии совещания получит первое слово, изложит свои предложения и претензии, а также мысли по поводу того, как им преодолеть эти трудности. Животные и птицы по общему согласию отдали предпочтение представителям рептилий. И тогда было предложено выступить варану и тигровому питону.
Варан поднялся и обратился к кенгуру, орлу и их советникам со следующими словами: «Единственный способ преодолеть трудности – это согласиться всем племенам на предложение моего советника, и сейчас я передаю ему слово». Потом, повернувшись к тигровому питону, он сказал: «Будь любезен, изложи свое предложение и помни, что тебя поддерживает твоя раса, и мы с гордостью подчеркиваем это».
Тогда поднялся тигровый питон и начал свою речь: «О представители животных и птиц, я долго обдумывал эту ситуацию и предлагаю одному или двум племенам, которые вы представляете, отправиться жить в другую страну. Вы больше приспособлены к таким переходам, чем мы. У вас, птиц, есть два крыла, а у большинства животных есть четыре ноги, на которых вы можете передвигаться, не волоча свое тело по земле. Эти ноги, ниспосланные вам Провидением, приспособлены для того, чтобы переносить вас с большой скоростью на большие расстояния. С их помощью вы также можете преодолевать препятствия на своем пути. Ну что, о кенгуру и о коала, разве мое предложение вас не устраивает? Могу ли я сразу же заручиться вашим согласием или вам требуется время, чтобы обдумать мое предложение?»
Затем тигровый питон повернулся к орлу и сказал: «О вождь птичьего племени, тебе и твоему семейству достался дар богов – возможность говорить, знание языка, способность выразить свои мысли и таким образом обмениваться идеями. Обладая таким даром, ты являешься благословением не только для своей собственной семьи, но и для всех животных, а также и для моего семейства. Ты радуешь нас своими веселыми песнями по утрам и своими любовными песнопениями по вечерам. Более того, и ты и твои семейства получили благословение Богов Полета. Ты можешь сменить свое пристанище в мгновение ока. Ты наслаждаешься скоростью, путешествуя как ветер, ты можешь подняться даже выше шторма. А мы, принадлежащие к несчастному семейству рептилий, не способны так быстро, как птицы, сменить место нашего обитания, мы намного медлительней, чем вы. Прими во внимание наши возможности и дозволь попросить тебя отправиться в полет в какую-либо другую страну. Я уверен, ты согласишься со мной, что не стоит решать этот вопрос силой. Ты прекрасно знаешь, что мы владеем смертоносным жалом, но мы всячески стремимся избежать, сегодня и здесь, столкновения представителей различных племен на почве ненависти. Подумай, пока мы вновь не встретимся здесь, и помни – мы не хотим применять силу».
И тогда поднялся кенгуру и сказал: «Друзья, представители семейств птиц и рептилий, я рад представить вам утконоса. Он присутствует сегодня здесь потому, что его класс самый многочисленный. Его семейство превосходит по своей численности всю мою расу и ваше семейство, о племя птиц, а также ваше семейство, о племя рептилий. А теперь, о рептилии и птицы, не кажется ли вам, что нам следует решить с ними этот вопрос мирно и попросить их замедлить столь быстрое размножение? Взгляните, по обе стороны этой гряды гор утконосы встречаются повсюду и в большом количестве!»
Ворон, советник птичьего племени и орла, поднялся, не спрашивая разрешения своего вождя, и предложил перенести продолжение совета на следующий день. Итак, по общему согласию все поднялись, и дневное совещание на этом закончилось.
Когда племена встретились на второй день, кенгуру велел коале прежде всего подумать о том, как решить больной вопрос дня, а также рассмотреть способы оказания помощи семейству утконосов.
На совете присутствовали: вождь племени животных, кенгуру, с коалой; вождь птиц, орел, с вороном и вождь рептилий, варан, с тигровым питоном. Тигровый питон поднялся и сказал, что перед тем, как продолжить обсуждение, он хотел бы получить определенный ответ – собирается ли племя птиц принять его предложение и иммигрировать. Тогда вперед выпрыгнул ворон и своим каркающим голосом заявил, что, по их мнению, в другую страну следует отправиться животным. Он сказал: «Разве не авантюрный дух коалы привел нас сюда из Моря Тысячи Островов? Как могло случиться, что этот великолепный разум не может охватить данную проблему и найти ее решение? Может быть, он утратил дух своих отцов и ослаб разумом и телом?»
И тогда ворон, будучи в плохом настроении и глядя коале прямо в глаза, с издевкой сказал: «О коала, твой разум был велик давным-давно, когда твоя семья пересекла Великий океан. Но куда он делся сейчас? Найди же выход из этого трудного положения! Похоже, твой разум остался в твоем хвосте, который ты утратил?»
Такие слова разозлили коалу, он поднялся и только собрался сказать несколько неприятных слов ворону, как вмешался добрый кенгуру и предотвратил ссору. Тогда поднялся питон и сказал: «Мы собрались здесь не для того, чтобы ссориться. Я прошу ворона взять назад те нелюбезные слова, которые он сказал коале. Мы все признательны коале за то, что он привел нас сюда из далеких земель. Именно ему мы обязаны нашим великим братством семейств. Не будем же ссориться».
Среди них находилось одно племя или семейство, связанное с рептилиями, которое обладало знаниями о том, как вызывать дождь. Их тотемом были стихии – молния, гром, дождь, буря и ветер. Они были очень важные и решили не советоваться ни с кем, а сделать так, как им нравится.
Это было семейство плащеносных ящериц. И пока шел совет, они направили своих представителей в различные части страны с инструкциями, чтобы в дни и вечера недели, предшествующие новой луне, каждая ящерица начала петь песню шторма, а когда наступит время, им надлежит взять свои кремневые ножи, порезать свое тело и пустить кровь, а затем смазать тело жиром и красной охрой и покрасить лицо белой глиной. Им следует запеть свою молитвенную песню, умоляя великий дух молнии, грома, дождя, бури и ветра выполнить их скорбную просьбу. И они запели: «Приходи, о молния, приходите, о гром и ветер, приходите со всей своей мощью и уничтожьте семейство утконосов, так как они стали слишком многочисленными».
Они непрерывно пели свою песню шторму, вплоть до последних дней и вечеров перед появлением новой луны. И тогда огромные облака стали заволакивать чистое небо, а из черных туч засверкала молния, озаряя все небо и землю и вселяя ужас в сердца животных, птиц и рептилий. Следом за грозными вспышками молний грохотал гром, порывы сильного ветра ломали ветви огромных эвкалиптов, вырывали с корнем маленькие деревья и кусты и гнали их прочь, а дождь и буря врывались в каждое укрытие, где прятались животные, птицы и рептилии.
Когда племена птиц увидели, что на них надвигается буря, они взлетели и стали подниматься все выше и выше, пока не поднялись над облаками и штормом. Животные же в поисках убежища поднимались все выше и выше в горы, прячась за деревьями, скалами и валунами, пока не достигли вершины горы, где почувствовали себя в безопасности. Так их совет закончился опустошением и смертью.
А дождь все лил и лил, затопляя долины и низменности, пока этот великий потоп не уничтожил в округе почти всю жизнь. Но хитрые плащеносные ящерицы, пока их шаманы пели песню дождю и шторму, забрались на вершины гор и построили там себе дома, чтобы спастись в них от непогоды.
А когда шторм закончился, воды потопа отступили, и вновь засияло солнце, кенгуру огляделся вокруг, позвал остальных членов своего племени, вомбата, опоссума и коалу, и велел им спешно отправляться в путь. Им предстояло осмотреть всю страну и узнать, что произошло с семейством утконосов42и многие ли из них пережили этот ужасный шторм. И тогда вомбат, опоссум и коала побежали по склону горы вниз, в долины, осматривая по пути колодцы, биллабонги, ручейки и реки, чтобы узнать, спаслись ли утконосы. Пред ними предстала ужасная и удручающая картина. Среди поломанных ветвей эвкалиптов, меж камней, на склонах холмов и в долинах – всюду виднелись мертвые и искалеченные тела несчастных утконосов. Они не встретили ни одной живой души. И тогда они вернулись к кенгуру и поведали ему эту печальную новость. Кенгуру и все его племя стали скорбеть о гибели утконосов. Племена рептилий, которые прятались в расселинах камней и в пещерах, услышали этот шум и пришли, чтобы узнать его причину. Плащеносная ящерица, которая пряталась на вершине горы, вылезла из своего уютного дома и поинтересовалась: «Зачем печалиться, о кенгуру? Неужели в вашем племени или семействе случилась большая потеря?» – «Нет, – ответил кенгуру, – я бы меньше переживал, если бы в этом потопе погиб кто-нибудь из моего племени или семейства. Я столь печален потому, что семейства утконосов больше не существует».
Спустя три года племена птиц вернулись домой. Одни поселились на озерах и реках, в лагунах и биллабонгах, другие остались жить в густом лесу, а некоторые отправились в пустынную местность. Через некоторое время эму опечалился, когда вспомнил о несчастных утконосах, и тогда он отправился в длительное путешествие на поиски баклана, чтобы спросить у него, не видел ли он сам, а может быть, слышал какие-то разговоры о том, что кто-то где-то видел хоть несколько утконосов. И баклан ответил: «Да, я что-то припоминаю. Некоторое время я и моя жена жили за Блю-Маунтин. На полпути между горой и берегом течет ручей, впадающий в Восточное море. На берегу этого ручья я заметил следы нескольких утконосов. Однажды ночью я лежал и думал, куда бы мне отправиться порыбачить, чтобы обеспечить едой свою жену, которая в то время присматривала за детьми. Мы обратили внимание на то, что непосредственно под деревом, на котором мы сидели, располагался большой пруд, и тут мы услышали засасывающий звук, который обычно издают утконосы во время кормежки. Слетев с ветки, я направился к пруду, чтобы посмотреть, не попадутся ли мне следы утконосов. Следов я там не увидел, но то, что я нашел, заставило мое сердце сжаться. Там, на берегу, я заметил отпечаток клюва. Я поднялся и полетел назад, осматривая поток, в надежде увидеть утконоса, вышедшего на кормежку. Но ни тогда, ни позже там так никто и не появился. Возможно, они отправились к другому потоку».
Получив эту небогатую информацию, эму отправился домой и серьезно задумался. Он ворочался с боку на бок всю ночь, а рано утром поднялся и отправился к кенгуру.
Заметив приближающегося эму, кенгуру вышел ему навстречу. После обычных приветствий кенгуру положил свою правую руку себе на живот и сжал пальцы, а затем возложил эту руку на живот эму. Этот знак означал: «Я принимаю тебя со всеми хорошими чувствами сочувствия и любви. Приглашаю тебя разделить всю еду и весь уют моего дома». В ответ эму кивнул и сказал: «Да будет так!» – и последовал за кенгуру в его дом, сел там и разделил предложенную ему еду.
Поев, эму рассказал кенгуру, о чем поведал ему баклан. Все это походило на правду, так как и другие тоже видели в некоторых местах следы и отпечатки клювов утконосов. Добрый кенгуру некоторое время сидел молча, словно молясь духу этих существ. Ни одно из племен не могло понять, почему утконосы больше не показываются. Со своей стороны, утконосы, вспоминая о шторме, разразившемся во время совета, считали, что все животные, птицы и рептилии стали их врагами и вызвали этот потоп специально для того, чтобы стереть их с лица земли. Поэтому теперь они передвигались только по ночам. Кенгуру попросил эму собрать различные племена на встречу и организовать специальную поисковую партию, которая исследовала бы все реки, озера, колодцы и биллабонги в поисках уцелевших утконосов. Эму ответил, что с радостью сделает все, чтобы помочь разыскать утконосов. С тем эму и ушел, и попросил все племена встретиться с кенгуру в определенном месте и в назначенный день.
А в это же время ковровый питон решил разузнать, где обитают утконосы. В один прекрасный день он брел по долине, пока не дошел до ручья, где, как ему говорили, видели утконосов. Он отправился спать и проспал всю вторую половину дня в нескольких ярдах от того пруда, о котором баклан рассказывал эму. После захода солнца, когда мрак окутал долину, питон медленно подполз к берегу и следил за прудом всю ночь, но так и не увидел ни одного утконоса. Когда наступило утро и поднялось солнце, он пополз дальше по ручью, дополз до следующего пруда и устроился спать в нескольких ярдах от него. Через некоторое время он проснулся, подполз поближе к пруду и стал следить за водой. И опять его постигла неудача. Он не увидел ни одного утконоса. Сильно огорчившись, он решил вернуться домой, но, когда питон полз по густо заросшей долине, он очутился в идеальном месте, заросшем папоротником и вьюнком. Там находился пруд, полный кристально чистой воды, а посередине пруда виднелся маленький островок, покрытый папоротником. Когда ковровый питон с восхищением разглядывал этот островок, думая о том, что он мог бы быть прекрасным домом для утконосов, его острый глаз заметил под поверхностью воды нору, которая по своей форме могла принадлежать только утконосам. Тогда он торопливо пополз по густой растительности равнины, через гору, спустился по ее противоположному склону на западную равнину, пока не добрался до дома эму. В изнеможении он упал перед входом в миа-миа эму и лежал там, словно умирающий. Эму и члены его семьи выбежали, чтобы посмотреть на пришельца. Перед ними лежало почти бездыханное тело коврового питона. Они подняли его, отнесли в пустующее миа-миа, дали ему напиться воды и стали ждать, когда он придет в себя. И тогда эму спросил: «Какова цель твоего визита?» Ковровый питон ответил: «О, мне кажется, я совершил великое открытие. Я нашел дом утконосов. А теперь поспеши и сообщи доброму кенгуру, что ему больше не о чем беспокоиться. Пропавшие найдены, я видел их дом. А пока я отдохну здесь и подожду твоего возвращения вместе с кенгуру. И тогда я отведу его к дому утконосов».
Эму позвал одного из молодых мужчин своего семейства, который считался отличным бегуном, и повелел ему бежать не останавливаясь, пока он не найдет кенгуру. Эму помчался со всех ног и покрыл огромное расстояние. Он бежал по кругу, все время расширяя его, пока тот не достиг сотни миль в диаметре. Со все увеличивающейся скоростью он мчался вперед, подстегиваемый мыслью о том, что ему поручено донести очень важное послание. Наконец он прибыл в лагерь семейства кенгуру. Его без промедления доставили к вождю, с нетерпением ожидавшего новостей об утконосах. Эму сказал: «О кенгуру, у меня есть для тебя приятные новости. Утконос нашелся. Эти вести принес нам ковровый питон, и мой вождь послал меня рассказать об этом тебе и велел мне остаться у тебя в услужении, если я тебе нужен».
Кенгуру так обрадовался, что даже прослезился на радостях. Словно гора свалилась с его плеч. Он сказал: «Подожди, мой маленький эму, пока я приду в себя. Я так много думал о судьбе утконосов, боялся, что они полностью исчезли с лица земли и больше не существуют. Сейчас отдохни и поешь, чтобы восполнить свои силы для предстоящего путешествия, а я тем временем обдумаю план организации встречи с другими племенами – животными, птицами и рептилиями».
Эму уселся и с удовольствием стал наслаждаться пищей в виде ягод и сладкой нежной травы, недавно собранной на поляне, оставленной специально для старейшин племени кенгуру. Эму просто не мог не воскликнуть: «Какие прекрасные ягоды, какая нежная трава, насколько она вкусна и аппетитна! Я готов всегда выполнять поручения моего вождя и относить послания тебе, чтобы вновь отведать такой прекрасной еды». Наевшись, эму, как это было принято, без дальнейших разговоров сказал: «Я готов выполнить любое твое поручение, о кенгуру. Приказывай!»
Кенгуру дал эму палочку, на которой стояла его подпись, а кривые и остроугольные значки означали место, где всем народам племен животных, птиц и рептилий предлагалось собраться на совещание, чтобы обсудить будущее утконосов. При этом он сказал: «Боюсь, что мы столкнемся с трудной проблемой, когда повстречаемся с утконосами. Что-то внутри меня подсказывает, что это именно так». Выразив, таким образом, свое мнение эму, он продолжил: «Отправляйся, сын мой, и подготовь встречу племен птиц и рептилий для совета со мной».
С этим эму и отправился на выполнение своей миссии. Он снова побежал по все расширяющейся спирали, встречаясь с различными племенами, пока не выполнил свое поручение. Затем кратчайшим путем он вернулся в свое племя. Он бежал изо всех сил, пока не оказался дома и не сообщил это послание своему племени: «Все племена согласились встретиться с кенгуру, чтобы обсудить конкретный способ оказания помощи, которая позволит утконосам снова занять надлежащее социальное положение».
До окончания совета никому не позволялось приближаться к дому утконоса, чтобы тот не подумал, что животные, птицы или рептилии снова вознамерились причинить ему вред. В начале первой недели новой луны назначенного срока началась подготовка к совету. Все племена со своими семьями направились к Блю-Маунтин. Там имелась обширная площадка для лагеря с большим количеством миа-миа, сооруженных из веток и травы. Миа-миа семейства кенгуру, валлаби, древесных или лазающих какаду, а также опоссумов находились на северной стороне. Птицы – эму, орлы, вороны и другие члены этого семейства – разбили свой лагерь с западной стороны. Племя рептилий заняло южную сторону, а племя насекомых устроило свой лагерь на восточной стороне.
Более крупные племена не признавали племя насекомых. Они смотрели на них как на низшую расу, не советовались с ними и не приглашали ни на одно большое совещание. Первый раз это правило не соблюдалось, так как со времен великого потопа кенгуру считал, что любая жизнь, будь то жизнь животного, птицы, рептилии или насекомого, была уникальна.
Кенгуру сообщил всем прибывшим, что совещание начнется в первую неделю новой луны. Перед этим все племена должны изучить свои генеалогические древа и традиции рас, от которых они произошли, и собрать достаточно сведений для того, чтобы определить, насколько близко они роднятся с утконосом и на какую помощь с их стороны он может рассчитывать. Итак, эму, пеликан, лебедь, орел, попугай, лирохвост и различные виды уток – все с усердием погрузились в изучение своих традиций и рисунков на скалах и деревьях. Племена рептилий занимались тем же делом, выясняя, какие отношения существовали между ними и утконосом. Племена животных не отставали от них в этом занятии.
Первыми некоторые черты родства определили племена птиц.
«Почему так случилось, – спросили черные утки, – что у утконоса клюв почти такой же, как и у нашей кузины утки?»
Принимая это во внимание, птицы поклялись в своей верности и обещали утконосу помощь и защиту. Затем пеликан с солидным видом заявил:
«Утконос также находится в родстве с нами, так как он откладывает яйца».
«Так оно и есть, – подтвердили какаду и зимородки-хохотуны, – единственное отличие состоит в том, что его яйца напоминают яйца семейства рептилий».
«Ну и что, – возразил неразлучник, – это все же яйца».
Зимородок-хохотун был в плохом настроении, и, когда услышал речь туповатого неразлучника, он сказал:
«Вы только поглядите, неразлучник тоже пытается что-то сказать! Он выглядит так смешно со своей лысой головой и тонкими длинными ногами, что меня просто разбирает смех – ку-ка-ку-ка-ку-ка!»
«Успокойся, – обратилась к нему суетливая сорока, – мы собрались не для того, чтобы обмениваться колкостями. У всех нас более серьезная задача».
«Оставьте это, – прервал их ворон, – давайте вернемся к делу».
«Очень жаль, – заявил эму, – что утконос не одевается в перья. Уверен, что из него получилась бы неплохая птица».
«Ку-ка-ку-ка! – снова засмеялись зимородки-хохотуны. – Какая забавная птица получилась бы из него с его короткими и смешными перепончатыми ногами! Представь себе своих внучат, о эму, с такими короткими неуклюжими ногами и с таким забавным хвостом, виляющим позади тебя! О, какой у тебя, однако, забавный родственник!»
«Хватит, – заявила сорока, – если ты не прекратишь свои речи, я тебя удалю».
Тогда эму распорядился, что они не будут сейчас обсуждать этот вопрос, а отложат его до общего совета, который состоится позже.
В южной части этого огромного лагеря рептилии честно занимались поисками традиций своей расы, чтобы определить, в каком родстве с ними находится утконос. Ромбовидный питон сказал:
«Должен признать, что он больше напоминает животных и птиц, чем нас – рептилий. У него нет с нами ничего общего, кроме того, что он откладывает яйца».
«Но этого еще недостаточно, не правда ли?» – сказал варан, обращаясь к сонному короткохвостому сцинку, который в это время зевал, демонстрируя свой синий язык.
Как раз в этот момент дерзкая плащеносная ящерица бросила небольшой камушек прямо в рот сцинку, который долго кашлял, пока не выплюнул этот камушек обратно. Варан велел плащеносной ящерице уйти и сказал, что если она и дальше будет продолжать свои глупости, то он прикажет тигровому питону уничтожить все семейство плащеносных ящериц, так как они уже однажды стали причиной великого потопа, поглотившего многие семьи, и он, варан, а также другие семейства рептилий проследят за тем, чтобы такое больше не повторилось.
Тогда плащеносная ящерица ушла, заявив, что ей более не интересно искать родство с утконосом. Когда ее выгнали с собрания, она обиделась и погрузилась в грустные раздумья. Ее переполняла ненависть, которая по сей день отпечаталась на ее уродливой и злой улыбке и остроконечных складках кожи с каждой стороны лица. Чем больше она думала об унижении, которым ее наградил варан, тем уродливее становилась.
Варан же предупредил других членов своего племени о необходимости следить за коварной плащеносной ящерицей, чтобы она не натворила других бед. К этому времени племя животных уже четко решило, что они находятся в родстве с семьей утконоса. Кенгуру попросил коалу, опоссума и крысу воздержаться от дальнейших предложений, а всех остальных – хорошенько подумать о том, какое сходство они могут найти между собой и утконосом и как далеко могут проследить свое родство.
Кенгуру назначил всеобщий совет на день, предшествующий полной луне. Когда все собрались, он попросил присутствующих выступать по очереди, не ссылаясь на какие-либо племена или личности, думая прежде всего о самом насущном вопросе – восстановлении расы, пришедшей в упадок. Он сказал: «Утконос относится к очень древней расе. Более того, члены племени утконосов обладают обширными знаниями. А теперь я хотел бы попросить ромбовидного питона отправиться и пригласить утконосов, которые проживают на маленьком острове, принять участие в нашем совещании. Сегодня, в ночь полной луны, мы обсудим эту проблему и послушаем, что может сказать по этому поводу сам утконос».
Под общие аплодисменты ромбовидный питон отправился в путь, чтобы пригласить утконоса принять участие в совещании. Ромбовидный питон обогнул гору и, достигнув ее основания, лег отдохнуть и немного вздремнуть, пока солнце не скроется за западной горой. Когда стемнело, он поспешил к озеру, в котором видел дом утконосов, и стал с нетерпением вглядываться в чистую воду в поисках признаков жизни, но ничего там не увидел. Наконец он услышал голос кого-то, кто якобы обращался к широкой аудитории. Это был старейшина утконосов, разговаривавший с молодыми членами своего племени, он уговаривал их решиться и отправиться на север, юг, восток и запад в поисках других представителей их народа или племени. «Будет ужасной катастрофой, – говорил он, – если нам не удастся отыскать кого-нибудь еще из нашей расы».
Ромбовидный питон не стал больше ждать, заскользил по чистой воде к островку и спокойным, приятным голосом произнес: «Брат утконос, меня послали племена животных, птиц, рептилий и насекомых просить тебя удостоить нас своим присутствием и оставаться с нами столько, сколько пожелаешь. Мы все будем очень рады видеть тебя. Так собирайся и следуй за мной».
Не задавая лишних вопросов ромбовидному питону, утконосы поднялись и последовали за ним, пока не достигли вершины Блю-Маунтин. Там ромбовидный питон сказал: «Отдохните немного здесь, пока я не вернусь. Я пойду и предупрежу все племена о вашем прибытии». С этими словами ромбовидный питон отправился к месту собрания. Он увидел, что все племена собрались большим кругом в ожидании прибытия утконосов. Тогда он вернулся к утконосам и сказал: «Пойдемте, мои друзья. Все готово к вашей встрече». И утконосы последовали за ромбовидным питоном, который проводил их к месту встречи.
Сова объявила об их прибытии, и все склонили головы, увенчанные шапками из глины, которые используются при трауре, и закрыли глаза. Посторонившись, собравшиеся освободили проход для посетителей в центральную часть общего собрания. Вновь прибывшие уселись и склонили головы, а вомбаты поместили им на головы глиняные шапки. Это означало, что все сожалеют о той великой потере, которая постигла утконосов. Собравшиеся оставались в таком положении до полуночи, а затем все племена поднялись и отправились по домам, а утконосы остались на своих местах в окружении старейшин племен животных, птиц и рептилий, которые обеспечили их укрытием из волокон и коры деревьев. Утконосы спокойно проспали до утра, а затем им построили миа-миа, чтобы укрыться от палящих лучей дневного солнца.
Во второй половине дня кенгуру один пришел навестить утконосов. Обняв за шею старейшину утконосов, он горько заплакал и сказал: «Я очень сожалею о тех страданиях, о утконос, которые выпали на вашу долю. Я ваш друг, и мы встретились для того, чтобы ты мог выбрать самую прекрасную дочь любого из нас, будь то птица из числа девиц эму, либо лебедей, либо пеликанов, либо одна из самых прекрасных дочерей попугаев или какаду, либо же одна из девиц рептилий, змей или ящериц. Выбирай из любой семьи. Если ты пожелаешь, мы предоставляем тебе возможность сделать свой выбор». Сказав это, кенгуру покинул их миа-миа, чтобы утконосы могли обдумать его предложение.
После захода солнца, вместо того чтобы, как обычно, отправиться на отдых, все вновь собрались на совещание. Это было задумано специально для утконосов, потому что они выходили только ночью и сторонились дневного света. Все расселись широким кругом вокруг утконосов, и воцарилась тишина. Старейшина племени утконосов поднялся и обратился к собравшимся со следующими словами: «Животные, птицы и рептилии, много лет тому назад были времена, когда я находился в тесном родстве с семейством рептилий, затем, с течением лет, я породнился с животными, а позже с птицами. Это было очень-очень давно, но я до сих пор могу говорить о моем родстве с моим большим другом, кенгуру. Фактически я могу называть его братом, не опасаясь опровержения, поскольку мы одной плоти и принадлежим к мохнатому семейству. Я не стану говорить больше, пока не услышу мнения семейств птиц и рептилий».
Закончив свою речь, утконос назвал эму по имени «Ты, который думает», а затем сел. Все сильно удивились, когда услышали это имя, которое казалось таким древним. Ворон взглянул на сороку, сова сидела с выпученными глазами, словно вспоминала рисунки в пещере, где-то в горах, где она видела это имя. Потом, взглянув на утконоса, она повернулась к своему другу, козодою, и сказала: «Нас удостоил своим присутствием очень знающий. Он говорит на мертвом языке, принадлежавшем прошлым поколениям. Этого имени нет в нашей памяти, оно не известно ни животным, ни рептилиям. Это лишь свидетельствует о том, насколько древний род утконосов».
Тогда поднялся эму и, обращаясь к животным и рептилиям, выразил удовольствие по поводу того, что он имел счастье встретиться и поговорить с несколькими оставшимися представителями великой расы, отличавшейся в древности своей численностью, знаниями и мудростью. Он признался, что удивился, когда услышал, как утконос назвал его таким древним именем. Его всегда называли «Пиньяли», но теперь его назвали «Ты, который думает». Это означает, что утконосы происходят из очень древнего племени и их знания окажут огромную помощь всем нынешним племенам. Он сказал: «Я не буду долго говорить, но я рад случаю, подобно этому священному для нашей расы, когда племена имеют возможность обсудить и изучить свои родственные связи».
И тогда эму напрямую спросил утконоса: «Каков твой тотем? Кто твой брат по крови?» «Бандикут, – ответил утконос, – это племя, с которым я связан. Но позволь мне, о эму, спросить, к какой крови принадлежишь ты? С каким племенем ты связан? Кто твоя плоть?»
«Мы принадлежим к семье змей», – ответил эму.
«Однажды, в далекие времена, моя семья и твоя семья были братьями, но потом вы восприняли другие верования и религию», – сказал тогда утконос.
«Да, – согласился эму, – у нас различные религии и верования, поскольку они отвечают твоим и моим потребностям».
«А какой прок нам, утконосам, от вашей смены религии?»
«Это позволяет вам сочетаться браком с членами моей семьи», – ответил эму.
Этот связанный с законом вопрос поставил перед утконосом дилемму. Похоже, у него не было выхода, и тогда он сказал:
– Дай мне время подумать, и после совещания я отвечу тебе. Я поговорю со своим дядей, бандикутом, и узнаю, что он об этом думает.
– Дело в том, – возразил эму, – что бандикут теперь мой дядя, и больше не родственник тебе.
– В таком случае, – сказал утконос, – если со времен потопа все так изменилось, я не желаю становиться родственником никому из вас. Давайте спросим собравшихся, возможно ли перенести этот вопрос на рассмотрение следующего совещания. Я хочу пригласить на него все пушные племена, а также племена змей, ящериц и пернатых.
Такое поведение утконоса рассердило эму, и он уже собрался силком заставить его принять свои условия, но добрый кенгуру вмешался и посоветовал утконосам потихоньку исчезнуть ночью и отправиться на север. Но одна из дочерей племени бандикутов слышала, как кенгуру советовал утконосам уйти, пока их никто не видит. Она сообщила об этом своей семье, и те затаились на дороге, по которой должны были пройти утконосы. Когда же бандикуты увидели идущих утконосов, они сказали им: «Не хотите ли вы прийти в наш дом? Мы из пушного племени и с симпатией относимся к вам. Приходите и проведите с нами несколько месяцев. Мы живем недалеко от озера, из которого пришли вы». Утконосы согласились, поселились у бандикутов и занимались любовью с дочерьми бандикутов. Потом они справили свадьбы и забрали своих молодых жен с собой на север. Там, в своей новой стране, они зажили вполне счастливо.
Однако было еще одно пушное племя, племя водяных крыс, озлобившихся на утконосов за то, что тем достались девушки, которые по законам этой страны должны были стать их женами. И тогда молодые водяные крысы проследовали к дому утконосов. Ночью, когда утконосы отправились на поиски пищи, молодые водяные крысы напали на них. Это была страшная битва. Враги сражались в воде, набрасываясь друг на друга. Тогда утконосы крикнули своим женам: «Принесите наши копья, мы в большой опасности». Девушки-бандикуты бросились на помощь своим мужьям. У каждой в руках было копье, которым они наносили смертельные раны озлобленным водяным крысам. После битвы утконосы со своими женами вернулись в свои дома на берегу реки.
Хотя утконос всячески старался отмежеваться от племени птиц, все кругом напоминало ему о том, что это невозможно, так как его жена откладывала яйца, а у него самого был утиный клюв. Несмотря на это, он старался отгородить свое семейство от птиц. Ему удалось избавиться от перьев, которые, как ему напомнил эму, он носил в давние-предавние времена. Он также пытался порвать все связи с животными, но и это ему не удалось. Он все еще принадлежит к племенам кенгуру и опоссума. Он всячески пытался отгородиться широким рвом от любезного кенгуру, который относился к нему с симпатией, но чем больше он старался, тем труднее ему было, и поэтому сейчас он бросил все свои тщетные попытки и удовлетворился тем, что он и не птица, и не рептилия, и не кенгуру, а истинный утконос. Он больше не ищет дружбы с племенами животных, птиц или рептилий, а счастливо живет своей собственной жизнью в реке или биллабонге.
Он поет молитву богу пропитания: «Дай мне побольше личинок на водной глади и уготовь мне хлеб из семян нарду. Делай это так часто, как восходит солнце, а я в тени ночи буду добывать себе пропитание, которое ты бросишь в воду, на месте моей охоты, поскольку я прячусь весь день, опасаясь того, что кто-нибудь может ниспослать на меня молнию, гром и дождь.
Категория: Легенды и мифы Австралийских Аборигенов | Добавил: 3slovary (14.09.2015)
Просмотров: 298 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Популярные темы
Шива и божественные мудрецы в Химавате
Большой толковый словарь русского языка
Народные приметы про вербное воскресенье
Традиции гадания в праздники
Велесова книга
Еруслан Лазаревич
Троица история праздника
Приметы погоды
Когда впервые появились книги?
Обновился словарь синонимов русского языка ASIS
Ханука. История праздника.
Китайская мифология
Праздник Ивана Купала один из самых любимых в народе

Вход на сайт


Свежие новости

Копирование материала запрещено © 2017