Меню сайта

Категории раздела
Рим и Древняя Греция - Мифы. Легенды. Предания [45]
Изучение слова [23]
Легенды и мифы Австралийских Аборигенов [56]
Языки и естествознание [29]
Правильное изучение языков [66]
Изучение языков – это задача, которая сейчас актуальна как никогда
Мифы и предания Древней Ирландии [12]
Скандинавские сказы [27]
Легенды и мифы Ближнего Востока [35]
Мая и Инки [23]
Знаменитые эмигранты [55]
Первая треть xx века. Энциклопедический биографический словарь.
Религиозные изыскания человечества [13]
Энциклопедия Галактики [36]
Нуменор [40]
Русская литература в современности [190]
История о царице утра и о Сулеймане [14]

Люди читают

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
            

Главная

Мой профильРегистрация

ВыходВход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


Мифы и предания


Четверг, 20.07.2017, 19:48
Главная » Статьи » Легенды и мифы Австралийских Аборигенов

ДИКОБРАЗ И ГОРНЫЙ ДЬЯВОЛ

 Цель браков, которые заключались между племенами животных, птиц, рептилий и насекомых, была в производстве детей, которые будут совершеннее других и, таким образом, смогут занять важное место в церемониальных торжествах на общих собраниях племен. 
Выполняя эту задачу, прекрасный юноша из племени дикобразов, Ин-Нард-Дуах, выбрал себе в жены девушку-молоха, Йи-На-Пах. Все юноши различных племен восторгались прелестями и красотой молодой Йи-На-Пах, но она отказывалась общаться с ними, потому что уже отдала свое сердце красавцу Ин-Нард-Дуаху.
Итак, однажды ночью, когда луна сияла и озаряла всю землю и небо своим серебряным светом, все создания, мужского и женского пола, старые и молодые, обитавшие в этой стране, пришли, чтобы посмотреть на свадьбу этой четы. Луна заговорила с этой молодой парой и рассказала им об их обязанностях перед племенами, друг перед другом и перед их соседями. Она выразила надежду на то, что они произведут на свет детей, которые станут лучше, в которых разовьется человеческий разум и пойдет дальше. 
Луна сказала: «Мои сын и дочь, вы оба решили взять на себя огромную ответственность и дать жизнь другим существам. Тебя, сына животного и птицы, и тебя, прекрасную дочь птицы и рептилии, я благословляю произвести на свет много детей. Прислушайтесь к моим словам – не перечьте друг другу ни в мыслях, ни в чувствах. Ин-Нард-Дуах, сотвори благо и всегда помни о моих словах. Будь кроток и ласков со своей женой. Ты должен потакать ее желаниям и стремлениям, какими бы они ни были. Йи-На-Пах, не держи никакой обиды в сердце на своего мужа. Помните – каковы ваши помыслы, таковы и ваши тела. Ваши тела и мысли отразятся в ваших детях, так не допускайте злых мыслей. Помни, Йи-На-Пах, что ты подобна потоку воды, который течет непрестанно, даруя жизнь и рост другим. То, как вы относитесь друг к другу, отразится и в ваших детях, а то, что они унаследуют от вас, они передадут как приданое последующим поколениям».
Когда Луна говорила, племена животных, птиц, рептилий и насекомых кивали головами, подобострастно распростершись на земле. Затем они поднялись и молча стояли целый час. И тогда кенгуру нарушил молчание и сказал, что пришло время приступить к свадебной церемонии. Трясогузка Вилли поспешно бросился разжигать костер.
 Он положил в него палки длиной примерно в четыре фута и шириной в три дюйма. Когда они занялись огнем, он раздал их родственникам племен дикобраза и горного дьявола, и все направились с факелами в руках к тому месту, которое было выбрано для будущего дома Ин-Нард-Дуаха и Йи-На-Пах.
Когда молодые, дикобраз и горный дьявол, прожили в браке около трех месяцев, муж сказал своей жене: «Давай отправимся на восток, в места освежающего южного ветра». Жена с радостью согласилась, и они отправились в путешествие. По пути они испытывали все большее счастье и радовались тому, что им никто не мешает. Когда Йи-На-Пах видела красивый цветок и восхищалась им, Ин-Нард-Дуах восхвалял замечательный вкус своей жены.
 Так они продолжали идти в любви и счастье, пока не пришли на совершенно пустынную территорию, отнюдь не похожую на страну, откуда была родом Йи-На-Пах. Вечера здесь были прохладными, а ночи и ранние утренние часы – очень холодными. И тогда Йи-На-Пах обратилась к мужу: «О муж мой, я замерзла и вся дрожу. Не мог бы ты встать и разжечь костер?» Ин-Нард-Дуах быстро поднялся, поспешно собрал траву и сучья и разжег костер.
Вскоре Йи-На-Пах стала сожалеть о том, что они вообще отправились в это путешествие. Она говорила мужу: «Давай вернемся в нашу собственную страну, к твоему и моему народам. Ты, наверное, уже заметил, что ямс в этой стране не такой сладкий и вкусный, как у нас. Климат не такой теплый, а воздух не такой чистый, да и само путешествие очень трудное».
Тогда Ин-Нард-Дуах решил прекратить путешествие и приступил к сооружению уютного дома, в котором можно было бы укрыться от холода. В окрестностях он искал ямс и другую пищу, и все собранное клал перед женой и уговаривал ее поесть, но она постоянно жаловалась на то, что эти продукты не такие на вкус, как в ее родной стране. Мало-помалу Ин-Нард-Дуах начал сердиться на Йи-На-Пах, и вот однажды он сказал ей:
«Я хочу отправиться вон на ту гору. Оттуда я осмотрю окрестности и выберу место для дома, которое тебе понравится. Ты должна оставаться здесь и ждать моего возвращения. Я вернусь примерно через четыре дня».
«Нехорошо оставлять меня одну на целых четыре дня. Не можешь ли ты отложить свой поход еще на день?» – ответила жена.
«Я не могу ждать еще день. Мне нужно отправляться немедленно».
«Если ты оставишь меня здесь, я не стану дожидаться твоего возвращения».
«Ты сделаешь так, как я сказал. Я твой хозяин и повелитель».
«Ты не имеешь права считать себя моим хозяином. Ты всего лишь мой партнер, мой защитник и мой кормилец».
«Я твой хозяин и повелитель», – повторил Ин-Нард-Дуах.
И тогда впервые прекрасная Йи-На-Пах возмутилась, и в ней вспыхнуло чувство злобы. Она горько рыдала от злости и ненависти и поклялась, что обязательно покинет это место, как только сможет это сделать.
Ин-Нард-Дуах взял свое копье и бумеранг и спешно отправился на юг. Всю вторую половину дня Йи-На-Пах позволяла злым страстям буйствовать в ней, а утром следующего дня Йи-На-Пах родила пять мальчиков и пять девочек. Наблюдая за своими очаровательными отпрысками, она чувствовала гордость материнства. Потом она решила на следующий день отправиться в путь, чтобы уйти подальше от своего мужа. Утром она сказала детям: «Поторопитесь. Нам предстоит отправиться на гору, поближе к солнцу». С одной стороны от нее шли пять мальчиков, а с другой – пять девочек. Так они шли целый день, а ночью устроились на отдых под кустом. На следующее утро они поднялись спозаранку и продолжили свой путь.
На пятый день Ин-Нард-Дуах вернулся из своей экспедиции. Он очень обеспокоился, когда обнаружил отсутствие жены. Присев, он начал сожалеть о тех грубых словах, которые сказал ей перед уходом. Потом он вспомнил о тех молодых людях, которые пытались добиться благосклонности Йи-На-Пах. Может быть, один из них проследил их путь к новому дому, подождал, когда уйдет Ин-Нард-Дуах, и воспользовался этим. «Ему не придется, – думал он, – долго уговаривать Йи-На-Пах бросить мужа». С такими мыслями Ин-Нард-Дуах воспылал ревностью и позволил коварным мыслям завладеть всем его существом. И тогда он поклялся выследить их и убить свою жену и ее нового друга.
На следующее утро он встал довольно рано, позавтракал, а когда солнце поднялось над восточными горами, пришел в лагерь, недавно оставленный его женой, и стал изучать все следы, чтобы определить, ушла ли она одна или с компаньоном. На земле он увидел четкие отпечатки ее ног и с большим удивлением обнаружил по обе стороны от них по пять нечетких цепочек чужих следов. Некоторое время он стоял в задумчивости, и наконец его осенило, как решить эту проблему со множеством следов. Он отправился вперед по следам, внимательно изучая их по дороге. Следы матери и ее отпрысков все время шли параллельно. По пути он решил, что, когда приблизится к своей жене, то затаится в засаде и проследит, есть ли у нее компаньон. И вот, наконец, он ее заметил. Ин-Нард-Дуах долго и терпеливо наблюдал, но не увидел рядом с ней никого, кроме детей. Он видел, как вечером она сидела у костра и готовила пищу. Так он следил за ней несколько дней.
Однажды вечером он подполз поближе к ее лагерю и стал наблюдать за ней из кустов. Так он делал каждый вечер в течение месяца. Ин-Нард-Дуах понимал, что поступил неправильно, оставив свою жену, но не желал признаться ей в этом. 
Он сидел в кустах, охваченный злыми мыслями настолько, что не замечал, как острые концы травы кололи его тело и прилипали к нему. Не покидая своего потайного места, он продолжал следить за женой, подозревая, что здесь могут появиться другие ее поклонники. Ему постоянно мерещилось, что кто-то ее сопровождает, и поэтому он продолжал таиться. Ин-Нард-Дуах замечал, что искры костра опускаются на его жену, но она была настолько поглощена своими мыслями, что не придавала этому значения. 
В свою очередь, она думала, что муж бросил ее и ищет себе других красавиц. А в это время каждая искра, садившаяся на тело Йи-На-Пах, оставляла свою отметину.
Больше не в силах терпеть, одним прекрасным утром муж подошел к ней и сказал:
«Йи-На-Пах, что ты здесь делаешь одна с детьми? Я Ин-Нард-Дуах, твой муж».
«Что ты сделал со своим телом?» – взглянув на своего мужа, спросила Йи-На-Пах.
«Когда я сидел в этой колючей траве, погруженный в свои злобные мысли о тебе, острые кончики травы вонзались в меня и остались там. А что, моя дорогая Йи-На-Пах, ты сделала с собой? Что значат эти метки на всем твоем теле?»
«О, – ответила Йи-На-Пах, – когда я сидела у костра, размышляя о твоем нехорошем отношении ко мне, горячие искры садились на мое тело, но мне было недосуг смахивать их, и тогда они оставили эти отметины. А теперь я намерена продолжить свое путешествие».
«Но, – возразил Ин-Нард-Дуах, – давай все обсудим, может быть, мы сможем прийти к согласию во имя наших детей».
«Нет, – ответила Йи-На-Пах, – я больше не хочу быть твоей женой. Я тебя ненавижу».
Тогда Ин-Нард-Дуах стал уговаривать свою жену позволить ему вернуться, и через некоторое время Йи-На-Пах, похоже, согласилась и сказала своему мужу:
«Ты можешь отправиться с нами на эту гору. В ней есть пещера, которую я очень хочу исследовать».
Эта пещера однажды приснилась Йи-На-Пах. Она считала, что там живет чудовище. Никто и никогда не отваживался войти туда. Йи-На-Пах рассчитывала уговорить мужа войти в пещеру, чтобы чудовище убило его, а она вновь обрела свободу и нашла себе другого мужа. Итак, муж, жена и дети отправились к пещере. Они добрались до нее и вошли внутрь; там царила такая тьма, что ее можно было даже пощупать. Йи-На-Пах шла вперед, пока не добралась до места, от которого, как ей приснилось, шел проход вверх, на открытый воздух. Она пошла по этому проходу и после длительного путешествия оказалась на вершине горы и вышла на чистый воздух и солнечный свет. А в это время несчастный Ин-Нард-Дуах все бродил и бродил в темноте, ведь он не видел никаких снов, которые могли бы ему помочь найти выход.
Спустя некоторое время он нашел проход, который, похоже, вел наверх. Он пошел по нему, но в конце уперся в глухую стену. Тогда Ин-Нард-Дуах начал рыть землю. Он рыл и рыл до тех пор, пока не увидел свет. Ин-Нард-Дуах уселся в проеме, чтобы подышать чистым воздухом и отдохнуть после всех этих испытаний. Он размышлял о том, что случилось с его женой, ничего не подозревая о ее злых намерениях. Потом он высунул голову из отверстия в горе, чтобы осмотреться, и понял, что оказался в безвыходном положении: под ним был крутой обрыв, а над ним нависал уступ скалы. Он понял, что не сможет выбраться, вернулся назад и стал рыть другой ход. Выбравшись снова на поверхность, он опять увидел под собой обрыв и подумал: «О, как мне спуститься вниз в долину?». Ин-Нард-Дуах вернулся обратно в пещеру и сел весь в раздумьях. Через некоторое время он снова подошел к проему в скале и посмотрел вниз на простиравшуюся далеко внизу долину. «Да, – сказал он, – думаю, у меня это получится». И тогда он свернулся в шар и покатился по склону горы в лежавшую под ним долину, где он построил свой дом.
С тех пор и по сей день эта высокая гора с острыми скалами и крутыми склонами стала непреодолимым препятствием между Ин-Нард-Дуахом и Йи-На-Пах. Они больше не пытались воссоединиться, а уродство, которое появилось из-за их злых помыслов и неповиновения Луне, и по сей день обезображивает их отвратительные тела.
Категория: Легенды и мифы Австралийских Аборигенов | Добавил: 3slovary (29.08.2015)
Просмотров: 272 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Популярные темы
Еруслан Лазаревич
Как появились мифы и легенды
Приметы погоды
Народные приметы про вербное воскресенье
Существуют ли сейчас семь чудес света
Шива и божественные мудрецы в Химавате
Праздник Ивана Купала один из самых любимых в народе
Великий Устюг
Велесова книга
Ассасины кто они?
Утрата и ломка вещей
ПРАКТИКА ПИРАМИД
Китайские драконы

Вход на сайт


Свежие новости

Копирование материала запрещено © 2017