Меню сайта

Календарь
«  Январь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Категории раздела
Религия, законы, институты Греции и Рима [47]
Древний город
Легенды Древнего Востока [48]
Награды [45]
Мифы и легенды Китая [60]
Язык в революционное время [35]
Краткое содержание произведений русской литературы [36]
Шотландские легенды и предания [49]
Будда. История и легенды [55]
Азия — колыбель религий, но она бывала и их могилой. Религии исчезали не только с гибелью древних цивилизаций, их сметало и победоносное шествие новых верований.' Одним из таких учений-завоевателей, распространившимся наиболее широко, стал буддизм...
Величие Древнего Египта [33]
Египет – единственная страна, наиболее тщательно исследованная современными археологами
История Нибиру [85]
Герои и боги Индии [30]
Индия помнит о своих великих героях
Зороастрийцы. Верования и обычаи [62]
Майя [85]
Быт, религия, культура.
Лошадь в легендах и мифах [48]
Мифология в Англии [63]
Легенды Армении [5]

Люди читают

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
            

Главная

Мой профильРегистрация

ВыходВход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


Мифы и предания


Суббота, 21.01.2017, 09:55
Когда закончились поиски Святого Грааля и все оставшиеся в живых рыцари вернулись в Камелот, двор охватила огромная радость. Король Артур и королева Гиневра радовались возвращению всех, но особенно сэра Ланселота и сэра Борса, поскольку они дольше других путешествовали по чужим землям в поисках Святого Грааля.
Сэр Ланселот, забыв об обещании, данном во время поисков Святого Грааля, опять стал появляться в обществе королевы Гиневры, и среди придворных поползли слухи об их отношениях, особенно в этом усердствовал сэр Агравейн, брат сэра Гавейна, поскольку совершенно не умел держать язык за зубами. Случилось так, что сэр Гавейн с братьями оказался в королевских покоях, и сэр Агравейн открыто заявил:
– Я удивляюсь, почему мы не испытываем стыд, зная и понимая, что такого благородного рыцаря, как король Артур, унижает поведение сэра Ланселота и королевы.
– Брат мой, сэр Агравейн, – ответил сэр Гавейн, – молю тебя и заклинаю, не говори об этом в моем присутствии и знай, что я никогда не буду на твоей стороне.
– Мы тоже, – поддержали сэр Гарет и сэр Гахерис.
– А я согласен с сэром Агравейном, – заявил сэр Модред. – Я бы удивился, если бы вы не поддержали брата, поскольку питаете страсть к интригам. Но я предупреждаю, что лучше прекратить эти разговоры, поскольку знаю, к чему это может привести.
– Будь что будет, но я обо всем расскажу королю, – сказал сэр Агравейн.
И тут появился король Артур.
– Братья, прошу вас успокоиться, – предупредил сэр Гавейн.
– Ну уж нет! – заупрямился сэр Агравейн.
– Я не хочу слушать твои выдумки и поддерживать твои гнусные планы, – объявил сэр Гавейн.
– Мы тоже, – присоединились к нему сэр Гарет и сэр Гахерис и опечаленные вышли из покоев.
А сэр Агравейн поведал королю все, что говорилось при дворе об отношениях сэра Ланселота и королевы. Король огорчился, однако не захотел поверить в бездоказательные слухи. Тогда сэр Агравейн решил подстроить ловушку сэру Ланселоту и королеве, чтобы застать их врасплох. Для осуществления своих коварных планов сэр Агравейн и сэр Модред нашли нескольких человек, но сэр Ланселот, убив сэра Агравейна и ранив сэра Модреда, сумел сбежать. Он обратился к своим друзьям, рассказал, что случилось, и вместе они спрятались в лесу, оставив при дворе верных людей, которые должны были сообщить им обо всем, что там происходит.
Сэр Ланселот скрылся, а королева осталась с королем, который больше не сомневался в ее виновности. В те времена закон был суров к женщинам, совершившим подобное преступление, и их, независимо от занимаемого положения, сжигали на костре. Эта участь ждала и королеву Гиневру.
– Прошу вас, – обратился король Артур к сэру Гавейну, – подготовьтесь, облачитесь в лучшие доспехи и вместе с братьями, сэром Гаретом и сэром Гахерисом, доставьте королеву к костру, на котором она примет смерть.
– Нет, мой благороднейший господин, – ответил сэр Гавейн, – я никогда этого не сделаю. Я знаю, что мое сердце не выдержит при виде умирающей королевы, и я не хочу, чтобы меня винили в ее смерти.
Тогда король отдал приказ сэру Гарету и сэру Гахерису, на что они ответили:
– Мы придем, поскольку вы приказываете нам быть там, но без доспехов.
Итак, королеву привели и пригласили к ней духовника, чтобы она смогла исповедаться; многие лорды и их жены стенали и плакали. Кто-то сообщил сэру Ланселоту, что королеве грозит смерть. Тогда он со своими рыцарями напал на стражу, охранявшую королеву; те, кто оказал сопротивление, были убиты, а остальные разбежались. В общей суматохе погибли сэр Гарет и сэр Гахерис, поскольку они были без доспехов и без оружия. Сэр Ланселот увез королеву в свой замок «Веселая стража».
Сэру Гавейну сообщили, что сэр Ланселот убил рыцарей и увез королеву.
– Боже, – вскричал сэр Гавейн, – защити моих братьев!
– Сэр, ваши братья, сэр Гарет и сэр Гахерис, убиты.
– Не будет теперь мне радости в жизни, – печально сказал сэр Гавейн, потерял сознание, упал и долго не приходил в чувство.
Когда, наконец, сэр Гавейн пришел в себя, он с криком бросился к королю:
– О мой король, дядя, моих братьев убили.
Король заплакал, и сэр Гавейн вместе с ним.
– Мой король, мой господин, мой дядя, – успокоившись, сказал сэр Гавейн, – призываю вас в свидетели и даю клятву рыцаря, что с этого дня буду преследовать сэра Ланселота до тех пор, пока один из нас не будет убит. Я буду искать сэра Ланселота по семи королевствам, чтобы убить его, или он убьет меня.
– Тебе не придется его искать, – ответил король, – поскольку я слышал, что сэр Ланселот ждет меня и тебя в своем замке, где, как говорят, он собрал много людей.
– Я охотно этому верю, мой господин, – ответил сэр Гавейн, – поэтому соберите своих людей, а я позову своих.
– Так и сделаем! – сказал король.
Король Артур разослал письма и предписания по всей Англии, созывая всех своих рыцарей. К Артуру съехалось много рыцарей, герцогов и графов, так что ему удалось собрать большое войско. Узнав об этом, сэр Ланселот собрал всех, кого мог, и, как оказалось, много достойных рыцарей поддерживали его и были готовы защитить королеву. Однако войско короля Артура было слишком большим, чтобы сэр Ланселот мог встретиться с ним в открытом поле, и, кроме того, сэр Ланселот не хотел воевать с королем. Поэтому он засел в своем укрепленном замке, имея необходимый запас продовольствия. Прибывшие во главе войска король Артур и сэр Гавейн осадили не только замок «Веселая стража», но и город. Сэр Ланселот запретил рыцарям выезжать из замка и сам не покидал его. В осаде прошло несколько недель.
Но в один прекрасный день сэр Ланселот поднялся на стену и громко обратился к королю Артуру и сэру Гавейну:
– Господа, все ваши усилия тщетны. Осаждая город, вы не добудете славы, а только покроете себя позором, поскольку если я и мои доблестные рыцари выйдем из замка, то я быстро положу конец войне.
– Выходите, если осмелитесь, – ответил король Артур, – и я обещаю, что встречу вас посреди поля.
– Господь не позволит мне вступить в бой с благороднейшим из королей, который посвятил меня в рыцари, – сказал сэр Ланселот.
– Я не желаю слушать ваши красивые речи, – заявил Артур, – поскольку теперь я ваш смертельный враг и останусь им до конца своих дней.
Тут в разговор вступил сэр Гавейн:
– За что вы убили моего брата, сэра Гахериса, у которого не было оружия, и сэра Гарета, которого сами посвятили в рыцари и который любил вас сильнее, чем своих родных? А потому знайте, что теперь я ваш заклятый враг.
Когда сэр Борс, сэр Эктор Окраинный и сэр Лионель услышали их разговор, они позвали сэра Паломида, его брата сэра Сафира, сэра Лавейна и многих других рыцарей, все вместе пошли к сэру Ланселоту и сказали ему:
– Сэр Ланселот, мы просим и даже требуем, если вы дорожите нашей службой, не удерживайте нас больше в этих стенах, поскольку вам не помогут ни ваше красноречие, ни ваше терпение.
– Но мне бы не хотелось выезжать из замка и завязывать бой, – ответил им сэр Ланселот и вновь обратился к королю и сэру Гавейну, уговаривая их отказаться от боя.
Но они продолжали стоять на своем. Тогда войско сэра Ланселота в полном боевом порядке выехало из замка, причем сэр Ланселот приказал своим рыцарям сохранить жизнь королю Артуру и сэру Гавейну.
Сэр Гавейн выехал вперед и вызвал любого, кто желает с ним сразиться, на поединок. Вызов принял сэр Лионель. Они съехались, и сэр Гавейн нанес сэру Лионелю удар такой силы, что тот замертво рухнул с коня. Тут разгорелось великое сражение, и много полегло в нем людей, но при этом сэр Ланселот делал все возможное, чтобы королевское войско несло как можно меньше потерь. В то время как король Артур старался настичь и убить сэра Ланселота, тот сдерживался и не отвечал ударом на удар. И тогда сэр Борс напал на короля, выбил его из седла, спешился, обнажил меч и спросил сэра Ланселота:
– Сэр, не положить ли мне конец этой войне? – подразумевая, что хочет лишить жизни короля Артура.
– Нет, – ответил сэр Ланселот, – не трогайте его. Я не допущу, чтобы благороднейший король, который произвел меня в рыцари, был убит или посрамлен.
Сэр Ланселот спешился, помог королю подняться с земли, подсадил на коня и сказал:
– Повелитель мой, ради Иисуса Христа, прекратите эту войну.
Король посмотрел на сэра Ланселота, и при мысли о несравненном благородстве этого рыцаря из его глаз брызнули слезы. Не промолвив ни слова, король ускакал. Враждующие стороны разошлись, чтобы осмотреть раненых и похоронить убитых.
Но война продолжилась, и слухи о ней обошли весь христианский мир и, наконец, дошли до папы римского. Папа, зная о великодушии короля Артура и сэра Ланселота, призвал к себе благородного служителя веры, а именно епископа Рочестерского, который в то время находился в Риме, и отправил его к королю Артуру с папскими буллами, которые обязывали короля вернуть королеву Гиневру и помириться с сэром Ланселотом.
С помощью епископа установился мир, но всего на один год. Король Артур принял назад королеву Гиневру, а сэр Ланселот вместе со своими рыцарями отправился на родину. В Кардиффе они сели на корабль и отплыли в Бенвик, некоторые называют его Байонна. Приезд сэра Ланселота был встречен с большой радостью. Он сразу занялся укреплением и оснащением городов и замков. Короновал своих благородных рыцарей, сэра Лионеля, сэра Борса, сэра Эктора Окраинного, сделал герцогом сэра Бламора и графом сэра Лавейна, а также многих других, и щедро раздавал им земли и замки, пока у него самого не осталось владений меньше, чем у любого из них.
Через год король Артур и сэр Гавейн с большим войском высадились на землях сэра Ланселота, сжигая и опустошая все на своем пути. Узнав об этом, сэр Борс сказал сэру Ланселоту:
– Милорд, позвольте нам встретить их на поле боя, и мы заставим их пожалеть о том дне, когда они решились ступить на эту землю.
На это сэр Ланселот ответил:
– Мне бы не хотелось выезжать им навстречу, чтобы не проливать христианскую кровь. Мы пока останемся за этими стенами, а я отправлю посольство к моему повелителю королю Артуру с предложением заключить соглашение, поскольку лучше мир, чем постоянные войны.
Послал сэр Ланселот красивую девушку с карликом, чтобы она уговорила короля прекратить войну на его землях. Девушка пустилась в путь на лошади, а карлик бежал рядом. Подъехав к шатру короля Артура, она спешилась, и к ней подошел благородный рыцарь, сэр Лукан.
– Милая девушка, вы прибыли от сэра Ланселота Озерного? – спросил он.
– Да, сэр, я приехала, чтобы поговорить с королем.
– Увы, – сказал сэр Лукан, – мой господин, король Артур, рад бы помириться с сэром Ланселотом, но сэр Гавейн никогда этого не допустит.
Сэр Лукан проводил девушку к королю, который сидел с сэром Гавейном в ожидании услышать, что скажет приехавшая девушка. Когда она пересказала все, что ей было поручено передать, из глаз короля полились слезы. Все лорды стали советовать Артуру помириться с сэром Ланселотом, все, кроме сэра Гавейна.
– Мой господин, дядя, – обратился сэр Гавейн к королю, – неужели вы это сделаете? Неужели повернете назад, когда зашли так далеко? Если вы это сделаете, то весь мир будет говорить о вас со смехом и презрением.
– Нет, – ответил король Артур, – я сделаю так, как вы решите, но о своем решении девушке сообщи ты, поскольку я не в силах говорить с ней.
И тогда сэр Гавейн так сказал девушке:
– Передайте сэру Ланселоту, что отправлять посольства к моему дяде напрасный труд. Скажите ему, что теперь уже поздно склонять его к миру. Кроме того, скажите ему, что я, сэр Гавейн, просил передать, что буду преследовать его до тех пор, пока один из нас не будет убит.
Когда девушка вернулась и передала ответ, по щекам сэра Ланселота полились слезы.
А на следующий день к главным воротам подъехал сэр Гавейн в полном вооружении и крикнул:
– Где ты, подлый предатель, сэр Ланселот? Почему как трус прячешься по норам и за стенами? Выходи предатель-рыцарь, и я отомщу тебе за смерть троих моих братьев.
Выслушали его рыцари, стоявшие рядом с сэром Ланселотом, и сказали:
– Сэр Ланселот, теперь вы должны защитить себя, иначе позор падет на вашу голову, поскольку вы слишком долго без действовали и терпели.
Тогда сэр Ланселот громко крикнул, чтобы его услышал король Артур:
– Господин мой Артур, благородный король, я слишком долго терпел и сносил все от вас и сэра Гавейна, и теперь я должен защищаться, поскольку сэр Гавейн обвинил меня в измене.
Сэр Ланселот облачился в доспехи, сел на коня и в сопровождении благородных рыцарей выехал из города. Оба войска встали в стороне, и был заключен договор, что никто не должен приближаться и ввязываться в бой, пока в ходе поединка между сэром Ланселотом и сэром Гавейном один из них не будет убит или не сдастся на милость победителя.
Сэр Ланселот и сэр Гавейн разъехались на большое расстояние, затем развернулись, понеслись во весь опор навстречу друг другу и ударили один другого в середину щита. И так могучи были рыцари и столь тяжелы их копья, что кони не выдержали этих ударов и рухнули на землю. Тогда рыцари вскочили, обнажили мечи и стали рубиться, нанося друг другу сильные удары, так что вскоре оба истекали кровью. Когда-то в дар от одного святого старца сэр Гавейн получил ладанку, благодаря которой с утра и до полудня его сила утраивалась, что помогло сэру Гавейну снискать себе немало славы. Из-за него и издал сэр Артур указ, согласно которому все поединки, связанные с любыми раздорами, назначались на это время; и все это из любви к сэру Гавейну, чтобы если случится ему участвовать в поединке, то он бы успел победить, пока его сила не начнет убывать. В то время мало кто из рыцарей знал об этом преимуществе сэра Гавейна. Продолжал сэр Ланселот биться с сэром Гавейном и чувствовал, как все возрастает его сила. Тогда испугался сэр Ланселот, что может потерпеть поражение, и показалось ему, что бьется с ним не смертный человек, а сам дьявол. Стал тогда сэр Ланселот уклоняться и прикрываться щитом, стараясь сберечь силы и восстановить дыхание. За это время сэр Гавейн нанес ему много ударов, так что все рыцари только диву давались, откуда у сэра Ланселота берутся силы; им было невдомек, как трудно приходится сэру Ланселоту. Но когда миновал полдень, исчезла волшебная мощь сэра Гавейна и осталась у него только собственная сила. Почувствовал сэр Ланселот, что сэра Гавейна покидают силы, выпрямился во весь рост, подошел к сэру Гавейну и сказал:
– Чувствую, сэр Гавейн, что вы уже сделали все, что могли, и теперь наступил мой черед. Я много натерпелся от вас за сегодняшний день и принял бесчисленное количество ваших сильных ударов.
И сэр Ланселот, собрав все силы, стал в два раза чаще наносить удары и с такой силой обрушил меч на шлем сэра Гавейна, что тот рухнул на землю, при этом сэр Ланселот отступил в сторону.
– Зачем ты отступаешь от меня? – спросил сэр Гавейн. – Вернись, коварный рыцарь-предатель, и добей меня. Знай, что стоит мне поправиться, и я снова буду биться с тобой.
– Сэр, – ответил сэр Ланселот, – как-нибудь с Божьей помощью я выстою против вас. Вы хорошо знаете, сэр Гавейн, что я не стану убивать поверженного рыцаря.
С этими словами сэр Ланселот уехал в город, а сэра Гавейна перенесли в королевский шатер, где лучшие лекари осмотрели его, промыли и смазали снадобьями его раны.
А сэр Ланселот так сказал королю:
– Господин мой, благородный король, знайте, что у этих стен вам не завоевать себе славы, а потому, господин мой Артур, не забывайте о прежних добрых отношениях между нами, и пусть вам способствует удача во всех делах.
Осада продолжалась. Сэр Гавейн почти месяц пролежал в постели, и, когда он уже почти выздоровел и был готов снова вступить в бой с сэром Ланселотом, пришли к королю Артуру вести из Англии, которые заставили его со всем войском двинуться в обратный путь.
Поиск

Популярные темы
Еруслан Лазаревич
Ханука. История праздника.
Народные приметы про вербное воскресенье
День Святой Троицы
Зачинатель рода
Обновился словарь синонимов русского языка ASIS
Орфей
Ассасины кто они?
Воспитание рыцаря
Вера в себя
Подготовка к пасхе
Троица история праздника
Крещение-2014

Вход на сайт


Свежие новости

Копирование материала запрещено © 2017