Меню сайта

Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Категории раздела
Религия, законы, институты Греции и Рима [46]
Древний город
Легенды Древнего Востока [48]
Награды [45]
Мифы и легенды Китая [60]
Язык в революционное время [35]
Краткое содержание произведений русской литературы [36]
Шотландские легенды и предания [49]
Будда. История и легенды [57]
Азия — колыбель религий, но она бывала и их могилой. Религии исчезали не только с гибелью древних цивилизаций, их сметало и победоносное шествие новых верований.' Одним из таких учений-завоевателей, распространившимся наиболее широко, стал буддизм...
Величие Древнего Египта [33]
Египет – единственная страна, наиболее тщательно исследованная современными археологами
История Нибиру [111]
Герои и боги Индии [33]
Индия помнит о своих великих героях
Зороастрийцы. Верования и обычаи [67]
Майя [87]
Быт, религия, культура.
Лошадь в легендах и мифах [54]
Мифология в Англии [69]
Легенды Армении [5]

Люди читают

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
            

Главная

Мой профильРегистрация

ВыходВход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


Мифы и предания


Суббота, 18.11.2017, 16:46
В одном фиорде поселились два брата; они жили там в одиночестве и, лишенные женской помощи, вынуждены были сами готовить и шить себе одежду. Однажды они вышли в море на каяках и, проходя мимо маленького скалистого мыса, случайно посмотрели на берег и увидели у самой воды женщину. Тогда старший брат сказал, что он пристанет к берегу и заберет ее, и с этой целью развернул свой каяк. Но стоило ему приблизиться, как женщина побежала; сначала медленно, а затем, когда он погнался за ней бегом, так быстро, что он бросил преследование и вернулся к своему каяку. Тогда младший брат тоже сошел на берег; при его приближении женщина не стала никуда убегать, а спокойно позволила себя увести. Братья связали свои каяки вместе ремнями, и женщина уселась позади. Она сказала старшему из братьев: «Я видела, что у тебя дурные намерения, потому и убежала; но у твоего брата нрав лучше». Они направились к дому, стараясь при этом не спускать с нее глаз. Однако случилось так, что на мгновение оба брата отвернулись – и тут же позади раздался грохот. Посмотрев снова на это место, братья никого не увидели – женщина исчезла. Они обыскали все вокруг, думая, что она могла упасть в море, но нигде не было видно никаких следов, и через некоторое время они сдались со словами: «Ну ладно. Может, она и не была настоящей женщиной» (т. е. она бежала от человеческого общества и стала кивигтоком, а они обычно наделены сверхъестественной быстротой и ловкостью). Братья разделили каяки и направились домой; но – чу! – там она и оказалась. Женщина стояла возле шатра и чинила их обувь. Они подбежали к ней – на случай, если ей снова вздумается убегать; но она сказала им: «Пожалуйста, не держите меня, я не собираюсь покидать вас».

Первые несколько дней братья опасались оставлять ее одну, боясь, что она воспользуется их отсутствием и сбежит. Потом они начали уходить на охоту, но недалеко; и не осмеливались покидать ее надолго, пока она не сказала: «Мне нравится у вас, и вы можете уходить так далеко, как захотите». Теперь они все время охотились – ведь дома оставалась женщина, которая готовила и шила на них, – и потому стали жить лучше. В свое время она родила мальчика, но сама с этого момента совершенно переменилась – стала сдержанной и молчаливой. Старший брат предложил младшему расспросить ее о причине, и вечером, когда все легли спать, тот так и сделал. Она ответила: «Это из-за нашего малыша; мне бы очень хотелось, чтобы он мог поехать повидаться с моими братьями. Я не могу забыть своих близких и именно поэтому стала так много молчать». Братья согласились, что не могут отказать ей в удовольствии навестить родителей, и сказали, что и сами не прочь сопровождать ее. Она очень обрадовалась предстоящему путешествию и тут же принялась собираться – приготовила побольше обуви, а также несколько новых подметок и других необходимых вещей.

Когда все было готово, они двинулись в путь в глубину суши. Женщина с младенцем в амауте (специальном капюшоне) все время шла впереди, так что остальные с трудом поспевали за ней. Несколько дней они шли и шли вперед, пока наконец она не воскликнула: «Если мои братья еще живы и обитают на прежнем месте, мы завтра наверняка увидим их в море; я узнаю горные вершины моего прежнего дома!» Все же им пришлось идти целый следующий день; только к вечеру они разглядели наконец вдали открытую воду. При этом все заплакали от радости и вынуждены были ненадолго остановиться. Жена сказала: «Если мы спустимся сейчас же, то не найдем моих братьев дома; раньше в это время дня они всегда выходили в море на каяках. Поэтому давайте останемся здесь до завтра, а утром спустимся к ним и застанем их дома». Они послушались и заночевали на этом месте, а утром все вместе спустились вниз по склону. Вскоре в долине внизу показалось множество шатров; и она, указав на один из них, выделявшийся среди остальных своими размерами, воскликнула: «Вот шатер моих родичей; но я, пожалуй, спущусь сначала одна, вам пока следует держаться сзади!» – и с этими словами ушла. Поднялось солнце, яркое и теплое, и через мгновение из шатра вышла старуха; одной рукой она вела ребенка, во второй несла толстую тюленью шкуру на подметки для обуви, которую она собиралась растянуть на земле для просушки. Совершенно неожиданно малыш обернулся и воскликнул: «Смотри-ка, не тетушка ли это моя идет?» – «Нет, и не говори подобных глупостей! Ты прекрасно знаешь, что твоя тетушка убежала из дома, чтобы больше не возвращаться, – а все потому, что парни ссорились и дрались из-за нее». Этот упрек заставил мальчика замолчать, но вскоре он начал снова: «Правда, правда, это моя тетушка, вон она идет!» Старуха, однако, по-прежнему растягивала на земле кусок кожи и не поднимала головы. Она ответила только: «Что за чепуха! Твоя тетушка навсегда покинула нас. Вот противные колышки, не слушаются (колышки для растягивания шкуры)». Но мальчик продолжал без умолку тараторить про тетушку; бабушка, разозлившись на него, дернула слишком сильно и разорвала отверстия для колышков, приготовленные в крае шкуры. После этого она в первый раз подняла голову и тут же воскликнула: «Точно, это она! Почему я сразу не поверила малышу?» – продолжала она, лаская мальчика. Тем временем братья тоже узнали каким-то образом о происходящем; каждый из них сказал остальным: «О, это моя милая сестрица! Никто из вас не любил ее так, как я; и не скучал по ней так сильно; и не ждал так встречи с ней, как я!» И каждый из них хотел первым приветствовать и обнять ее. Они все бросились бежать ей навстречу, но из уважения к старшему позволили ему встретить ее первым. После этого они принялись расспрашивать сестру о ее спутниках; она рассказала, что мужчины ждут ее наверху на склоне, и братья побежали наверх, чтобы встретить и привести их. Вход в шатер вскоре оказался забит любопытными соседями, жаждавшими увидеть путешественников, которые сумели пересечь всю страну, чтобы добраться к ним. Братья на весь день остались дома; все были так рады встрече, что могли только сидеть и смотреть друг на друга с любовью. Вечером старший брат предложил устроить какое-нибудь развлечение; все согласились попытать силу в «разгибании рук». Старший из братьев принес и расстелил на полу шкуру для состязания: «Когда встречаются незнакомые люди, всегда интересно узнать, кто из них лучше»; и, в соответствии со своими словами, он разделся и уселся на шкуру. Видя, что никто из гостей не двинулся с места, один из его братьев опустился на шкуру напротив него; они сцепили руки, и старший из них принялся хлестать брата по спине, побуждая его тянуть сильнее. Однако никто из братьев не смог разогнуть руку старшего; они уже закончили, а старший брат так и остался сидеть на своем месте на шкуре. Тогда старший из гостей шепнул брату: «Я попробую первым, а затем твой черед»; он, как и остальные, разделся, сел на шкуру, протянул правую руку и зацепил ею правую руку соперника. Почувствовав силу противника, гость подумал:

«Я попытаюсь победить его быстро, пока он еще не устал, чтобы моя победа не показалась слишком легкой». Он собрал всю силу и медленно потянул на себя руку соперника, пока она не коснулась его груди; теперь уже второй пытался оттянуть назад его руку; при этом усилии черты лица его исказились, а с рук сошла кожа. Затем они поменялись местами и попробовали проделать то же самое левыми руками, но результат был тот же. Наконец хозяин поднялся с такими словами: «Теперь я вижу, что мы приобрели очень сильных друзей». Он, как главный в доме, занял место на центральной лавке и продолжил: «Среди нас тоже есть человек великой силы, и вам едва ли удастся избежать встречи с ним; я почти боюсь, что вы не уйдете от него живыми».

На следующее утро возле шатра послышался зов: «Пусть гости выйдут и сражаются!» Услышав это, они быстро оделись и вышли из шатра. Множество людей поднималось вверх по склону холма; последовав за ними, братья вышли на ровную площадку, где еще большая толпа уже успела образовать круг вокруг какого-то человека гигантского телосложения. Старший брат шепнул младшему: «Не годится тебе идти первым – уж очень подавленно ты выглядишь; лучше уж я пойду сначала». Сказав так, он ринулся внезапно на местного бойца и застал великана врасплох. Происходило это на рассвете, а на закате они все еще продолжали бороться. Гость подумал: «Я должен попробовать одолеть его, пока сам не слишком устал». Он схватил великана, медленно поднял его, так что ноги его оторвались от земли, и держал в таком положении. Он заметил шест, воткнутый между валунами, однако решил не бить великана об этот шест; он просто швырнул его в толпу зрителей, где тот и упал. Изо рта его хлынула кровь. Люди вокруг громко закричали – кто-то радовался, кто-то рыдал. Все спустились в долину и собрались вокруг старшего гостя, просто чтобы коснуться его, и кое-кто обратился к нему со словами: «За это я отдам тебе свою лебедку». Этих слов гость в тот момент не понял. После состязаний вся толпа разошлась с общим криком: «Теперь вы будете нашими господами!»

Некоторое время братья прожили в этом стойбище; они ходили в море на каяках и всегда были вместе. Когда установились морозы и море начало покрываться льдом, мужчины селения выбрали день, чтобы привести в порядок охотничье и рыболовное снаряжение. Но братья не присоединились к этой работе, так как здешний способ охоты оказался им совершенно незнаком. На следующий день все отправились на охоту, и ближе к вечеру старший из охотников притащил за собой двух крупных тюленей-лысунов, некоторые – голубых тюленей (один и тот же вид тюленей во взрослом и подростковом состоянии), а остальные – лахтаков. На следующий день гости отправились на охоту вместе с хозяевами, чтобы посмотреть на новый для себя способ охоты. Охотники успели удалиться далеко от берега, прежде чем увидели первый морозный парок и вышли к первым полыньям, возле которых в снег были воткнуты моржовые клыки. Это было то, что здесь называли «лебедками» (такой способ ловли тюленей путешественники отмечали у племен, живущих по берегам пролива Смита. По всей видимости, рассказчику он знаком только как любопытная традиция). Старший из охотников сказал: «Не пытайтесь загарпунить крупных зверей; цельтесь вместо этого в мелких пресноводных тюленей, а остальных оставьте мне». Оба брата так и сделали; загарпунив каждый по маленькому тюленю, они намотали гарпунные лини на моржовые клыки и закрепили их там. Когда все тюлени были убиты, они собрались возвращаться назад. Братья ждали, что старший охотник пойдет впереди, но получилось не так. Не успели они отойти далеко от полыньи, как он обернулся и сказал: «Ну, можете идти дальше так, как вам хочется»; сказав это, он унесся прочь, будто подгоняемый ветром. Остальные пошли дальше обычным образом, но до дому добрались поздно. Когда все вошли, старший достал из-под лавки блюдо с вареным мясом и сказал: «Боюсь, что мясо не слишком вкусное; за это время оно успело потерять весь аромат». На следующее утро они снова все вместе отправились на охоту. В этот день каждый из гостей добыл по крупному тюленю, и старший охотник сказал: «С такой добычей они и к завтрашнему утру не доберутся». Но на пути домой старший брат сказал: «Так не годится; мы не добьемся никакого уважения, если не попытаемся быть первыми»; и они поспешно двинулись в путь, чтобы опередить остальных. Хозяин дома вернулся позже и был очень удивлен, когда увидел их верхнюю одежду развешанной снаружи; он, однако, подумал, что это, возможно, прибыли еще какие-нибудь гости. Он вошел в дом, и братья тут же подали ему ужин со словами: «Боимся, что мясо стало жестким и потеряло аромат; ведь прошло уже так много времени с тех пор, как мы сварили его». Поначалу он молчал, но вскоре стал более разговорчивым и сказал, что рад иметь таких умных и способных помощников. Когда пришла весна, братья затосковали по своему дому; они спросили у той, что вместе с ними пришла в это стойбище, хочет ли она остаться здесь или предпочтет вернуться с ними. Она ответила: «Я лучше вернусь с вами». Ее родители не стали возражать, и они все вместе отправились назад. Со дня их отъезда никто из ее родичей их больше не видел и ничего о них не слышал.
Поиск

Популярные темы
Праздник Ивана Купала один из самых любимых в народе
Рождение, жизнь и смерть Осириса
Словарь нарицательных имён - История
Существуют ли сейчас семь чудес света
Религия Древней Греции кратко
Каких размеров Вселенная?
Сколько слов в языке?
Старославянские обряды
Вера в себя
Еруслан Лазаревич
Василий Васильевич Докучаев
Слова, слова, слова…
Китайская мифология

Вход на сайт


Свежие новости

Копирование материала запрещено © 2017