Меню сайта

Календарь
«  Март 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Категории раздела
Религия, законы, институты Греции и Рима [47]
Древний город
Легенды Древнего Востока [48]
Награды [45]
Мифы и легенды Китая [60]
Язык в революционное время [35]
Краткое содержание произведений русской литературы [36]
Шотландские легенды и предания [49]
Будда. История и легенды [56]
Азия — колыбель религий, но она бывала и их могилой. Религии исчезали не только с гибелью древних цивилизаций, их сметало и победоносное шествие новых верований.' Одним из таких учений-завоевателей, распространившимся наиболее широко, стал буддизм...
Величие Древнего Египта [33]
Египет – единственная страна, наиболее тщательно исследованная современными археологами
История Нибиру [94]
Герои и боги Индии [31]
Индия помнит о своих великих героях
Зороастрийцы. Верования и обычаи [62]
Майя [86]
Быт, религия, культура.
Лошадь в легендах и мифах [48]
Мифология в Англии [65]
Легенды Армении [5]

Люди читают

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
            

Главная

Мой профильРегистрация

ВыходВход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


Мифы и предания


Четверг, 23.03.2017, 19:25
Сигурд сгорал от любви к Гудрун, но она была слишком робкой, не смела даже улыбнуться, когда чувствовала его взгляд. Герой поделился своими мыслями с Гуннаром, потому что боялся, как бы Гьюки не стал презирать его, человека без клочка собственной земли.
– Я люблю твою сестру, и думаю, мы должны с ней пожениться, – сказал он.
Старый Гьюки уже сильно хворал, и молодой принц начал чувствовать, что эта женитьба не будет выгодна ему, когда он станет королем.
– У тебя нет своей земли, – с ревностью ответил он.
– У меня есть сокровища, – возразил Сигурд, – которые дороже всех ваших богатств.
Гуннар нахмурился.
– Сначала обещай мне кое-что, – сказал принц.
– С радостью. Разве ты не брат мне? Чего ты хочешь?
– Возможно, ты женишься на моей сестре, но королем все равно буду я. Значит, мне нужна самая благородная невеста. Помоги мне завоевать сердце знатнейшей женщины в мире.
– Кто она?
– Брюнхильда, избранница Одина. Сейчас он окружил ее стеной пламени. Только самый великий из героев может прорваться к ней и взять ее в жены.
– Ты будешь самым великим героем, – сказал Сигурд. – Мы пойдем вместе и завоюем ее для тебя.
– Сначала давай устроим твою свадьбу, если Гудрун согласна, – ответил Гуннар.
Наступил день свадьбы. Старый Гьюки и мудрая королева Гримхильда приняли Сигурда как сына. Гуннар и Хёгни клялись ему в вечной дружбе. Не было на пиру только Готторма, поскольку он в это время где-то воевал. Наконец Гуннар провел новобрачных в спальню.
– Я вечно буду любить тебя. Ты сокровище моего сердца, – сказал Сигурд, когда они остались наедине.
– Скорее неутомимый волк проглотит солнце, чем я забуду тебя, – молвила в ответ Гудрун.
Старый Гьюки умер на исходе зимы. Королем стал Гуннар, а Сигурд находился на вершине счастья. На земле не было героя сильнее, любимее и отважнее его. Если грусть омрачала лицо Гуннара, когда он думал об этом, то никто этого не замечал.
Наконец пришла зима, и Гуннар напомнил Сигурду о его обещании. Они взяли с собой Хёгни и поскакали в Лимдейл попытать счастья.
Огонь там полыхал ярче заходящего солнца. Он горел сильнее и жарче, чем когда-то на горе. Ничто не напомнило о тех событиях Сигурду, когда он увидел беснующееся пламя. Сигурд повернулся к Гуннару:
– Эта дорога для героя, брат. Я думаю, ты настоящий мужчина.
– Я настоящий мужчина, – пылко ответил Гуннар, натянул поводья и отъехал немного назад, чтобы как следует разогнаться. Затем с громким криком, пришпорив коня, он помчался вперед. Красный плащ развевался за его спиной. Сигурд прикрыл глаза руками, чтобы разглядеть проскакавшего сквозь пламя всадника.
– Он настоящий герой! – восхищенно воскликнул он.
Только Сигурд проговорил это, как конь Гуннара вдруг остановился и едва не сбросил хозяина в огонь. Животное повернулось и с ржанием поскакало прочь от жара. Гуннар вцепился ему в гриву, но ничего не мог поделать. На безопасном расстоянии он спешился.
– Испугался мой конь, а не я! – крикнул Гуннар Хёгни. – Дай мне более отважного коня, и я проскачу сквозь пламя.
– Это лучший из нашего табуна, – ответил его брат. – Если уж он не проскакал через огненную стену, то никто уже не проскачет. Возьми у Сигурда Грейфелля. Он наверняка преодолеет это препятствие.
Сигурд спрыгнул со своего коня.
– Попробуй! – крикнул он.
Гуннар вскочил на Грейфелля.
– Вперед! – крикнул он и пришпорил животное.
Конь стоял на месте, как скала.

– Вперед! Вперед, я сказал! – в ярости кричал Гуннар, вонзая в бока Грейфелля шпоры.
Сигурд схватил его за руку:
– Оставь его. Это мой конь, и он не хочет везти никого другого.
– Пусти меня! – Гуннар вырвал руку.
– Тихо! – крикнул Хёгни. – Послушайте меня!
Сигурд отпустил Гуннара, и тот вдруг умолк.
– Ты уже доказал свою храбрость, Гуннар, – сказал его брат. – В тебе живет дух героя. Никто в этом не сомневается. Испугался твой конь, а не ты. Ты отважился, и ты завоюешь свою невесту.
– Как? – мрачно спросил Гуннар.
– Наша мать предвидела это, – заявил Хёгни, – и научила меня страшному заклинанию. Возьми Сигурда за руку и смотри ему прямо в глаза.
Сигурд повернулся к Гуннару. В красных отблесках огня они посмотрели в глаза друг другу, а Хёгни за их спинами едва слышно бормотал длинное заклинание. Король Гуннар увидел, как голубые глаза Сигурда стали вдруг черными. Он попятился назад, закричав в изумлении, потому что под шлемом Сигурда увидел свое лицо.
– Теперь, Сигурд, скачи на Грейфелле, завоюй Брюнхильду в обличье Гуннара. Заклинание будет действовать до рассвета. Скачи, пока не закончилась ночь.
– Скачи! – пылко воскликнул Гуннар. В его отваге никто не сомневался, и теперь он мог спокойно радоваться, что ему не нужно мчаться в огонь. А поскольку ему верили, Сигурд мог сделать это дело сам.
– Хорошо, – согласился Сигурд. – Брат, ты получишь свою королеву!
С этими словами герой вскочил на Грейфелля и через мгновение поскакал в самое сердце беснующегося огня.
Вслед за ним поднялся столб дыма. Грохот стих. Внезапно наступила тишина и кромешная тьма, поскольку луна еще не взошла.
– Он проскакал, – с завистью в голосе проговорил Гуннар. – Он великий герой, а не я.
– Он делает это для тебя, – отозвался Хёгни. – Тебе все верят, и ты король.
– Да, я король, – мрачно произнес Гуннар, сел и стал смотреть на Лимдейл в ожидании рассвета.
Когда огонь вокруг Лимдейла стих, в замке стало темно, несмотря на зажженные факелы. Брюнхильда услышала цокот копыт во внезапно наступившей тишине и поняла, что к ней скачет ее герой. Она замерла в кресле, побледнев, затаив дыхание и глядя в пол. Фигура в золотых латах появилась на пороге. С радостным криком Брюнхильда встала. Этот крик оборвался, когда она увидела черные волосы и глаза Гуннара.
– Кто ты? – воскликнула Брюнхильда. – Как ты пришел сюда? Где тот, кто проскакал сквозь огонь?
– Это я, – ответил герой. – Гуннар, король Нибелунгов. Я пришел, чтобы взять тебя в жены.
Брюнхильда молча смотрела на него и думала: «Только один человек мог прийти ко мне. Должно быть, Сигурд мертв». Она взглянула в лицо Гуннару и приняла его как героя.
– Добро пожаловать, великий король Гуннар, – наконец медленно проговорила Брюнхильда. – Ты честно завоевал меня, и я буду тебе верной королевой. Возьми мое кольцо. Отдаю его тебе как залог моего обещания.
Сигурд взял кольцо Андвари и надел себе на палец. Магия Гримхильды была так сильна, что все происходящее не казалось ему странным.
– Подойди, сядь рядом со мной, – произнесла Брюнхильда. – Если нам суждено пожениться, лучше бы нам поговорить друг с другом о нашем прошлом и будущем.
Когда Гуннар сел, она взглянула ему в глаза. Да, перед ней настоящий герой, которым можно гордиться, и ей захотелось стать его королевой, хотя любила она только Сигурда. Брюнхильда мужественно улыбнулась Гуннару, но сердце ее ныло.
Ночь прошла, и звезды на небе побледнели. Сигурд вспомнил слова Хёгни, что заклинание действует только до рассвета, поднялся и стал прощаться с Брюнхильдой.
– Я поскачу домой и через три дня вернусь за тобой со свитой, достойной королевы.
– Через три дня я буду готова, – ответила она и протянула ему руку для прощания.
Три дня спустя сам Гуннар приехал за невестой в сопровождении почетной кавалькады. Когда процессия направлялась домой, прекрасная Брюнхильда не спускала глаз со своего мужа, и он нравился ей все меньше и меньше. «Он проскакал сквозь огонь, – уговаривала она себя. – Это самый великий из всех королей».
Брюнхильду возвели на трон, и начался свадебный пир. Она посмотрела на другой конец скамьи. Там сидел ее муж, раскрасневшийся и гордый. Рядом устроились осунувшийся Хёгни и угрюмый, неукротимый Готторм. Позади них в свете факелов светилась великолепная золотистая голова. У Брюнхильды вдруг перехватило дыхание. Лица человека ей не было видно, но она могла и не дожидаться, когда он повернется.
– Кто это? – быстро спросила Брюнхильда у Гудрун, сидевшей слева от нее.
– Сигурд, Вёльсунг, мой муж, – гордо ответила Гудрун и вдруг увидела, как каменеет лицо королевы.
Именно в этот момент Сигурд обернулся. Глаза их встретились. Память сразу вернулась к Сигурду. Он узнал Брюнхильду и понял, что их предали. Но рядом с любимой сидела любящая Гудрун, его жена. Король Гуннар был ему братом. Брюнхильда стала его королевой. Сигурд отвел взгляд от ее страдающих глаз. Гудрун, однако, заметила это и решила узнать, что было между Сигурдом и самой прекрасной из женщин. Король Гуннар предложил тост за свою невесту.
Поиск

Популярные темы
Каких размеров Вселенная?
Подготовка к пасхе
День Святой Троицы
Как появились мифы и легенды
Религия Древней Греции кратко
Колядование
Ассасины кто они?
Еруслан Лазаревич
троица что это за праздник?
Что делать, если неудачи стали неотъемлемой частью жизни..
ПРАКТИКА ПИРАМИД
Китайская мифология
Рождение, жизнь и смерть Осириса

Вход на сайт


Свежие новости

Копирование материала запрещено © 2017