Меню сайта

Календарь
«  Январь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Категории раздела
Религия, законы, институты Греции и Рима [46]
Древний город
Легенды Древнего Востока [48]
Награды [45]
Мифы и легенды Китая [60]
Язык в революционное время [35]
Краткое содержание произведений русской литературы [36]
Шотландские легенды и предания [49]
Будда. История и легенды [57]
Азия — колыбель религий, но она бывала и их могилой. Религии исчезали не только с гибелью древних цивилизаций, их сметало и победоносное шествие новых верований.' Одним из таких учений-завоевателей, распространившимся наиболее широко, стал буддизм...
Величие Древнего Египта [33]
Египет – единственная страна, наиболее тщательно исследованная современными археологами
История Нибиру [115]
Герои и боги Индии [33]
Индия помнит о своих великих героях
Зороастрийцы. Верования и обычаи [67]
Майя [87]
Быт, религия, культура.
Лошадь в легендах и мифах [54]
Мифология в Англии [69]
Легенды Армении [5]

Люди читают

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
            

Главная

Мой профильРегистрация

ВыходВход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


Мифы и предания


Вторник, 23.01.2018, 17:05
Сигурд сгорал от любви к Гудрун, но она была слишком робкой, не смела даже улыбнуться, когда чувствовала его взгляд. Герой поделился своими мыслями с Гуннаром, потому что боялся, как бы Гьюки не стал презирать его, человека без клочка собственной земли.
– Я люблю твою сестру, и думаю, мы должны с ней пожениться, – сказал он.
Старый Гьюки уже сильно хворал, и молодой принц начал чувствовать, что эта женитьба не будет выгодна ему, когда он станет королем.
– У тебя нет своей земли, – с ревностью ответил он.
– У меня есть сокровища, – возразил Сигурд, – которые дороже всех ваших богатств.
Гуннар нахмурился.
– Сначала обещай мне кое-что, – сказал принц.
– С радостью. Разве ты не брат мне? Чего ты хочешь?
– Возможно, ты женишься на моей сестре, но королем все равно буду я. Значит, мне нужна самая благородная невеста. Помоги мне завоевать сердце знатнейшей женщины в мире.
– Кто она?
– Брюнхильда, избранница Одина. Сейчас он окружил ее стеной пламени. Только самый великий из героев может прорваться к ней и взять ее в жены.
– Ты будешь самым великим героем, – сказал Сигурд. – Мы пойдем вместе и завоюем ее для тебя.
– Сначала давай устроим твою свадьбу, если Гудрун согласна, – ответил Гуннар.
Наступил день свадьбы. Старый Гьюки и мудрая королева Гримхильда приняли Сигурда как сына. Гуннар и Хёгни клялись ему в вечной дружбе. Не было на пиру только Готторма, поскольку он в это время где-то воевал. Наконец Гуннар провел новобрачных в спальню.
– Я вечно буду любить тебя. Ты сокровище моего сердца, – сказал Сигурд, когда они остались наедине.
– Скорее неутомимый волк проглотит солнце, чем я забуду тебя, – молвила в ответ Гудрун.
Старый Гьюки умер на исходе зимы. Королем стал Гуннар, а Сигурд находился на вершине счастья. На земле не было героя сильнее, любимее и отважнее его. Если грусть омрачала лицо Гуннара, когда он думал об этом, то никто этого не замечал.
Наконец пришла зима, и Гуннар напомнил Сигурду о его обещании. Они взяли с собой Хёгни и поскакали в Лимдейл попытать счастья.
Огонь там полыхал ярче заходящего солнца. Он горел сильнее и жарче, чем когда-то на горе. Ничто не напомнило о тех событиях Сигурду, когда он увидел беснующееся пламя. Сигурд повернулся к Гуннару:
– Эта дорога для героя, брат. Я думаю, ты настоящий мужчина.
– Я настоящий мужчина, – пылко ответил Гуннар, натянул поводья и отъехал немного назад, чтобы как следует разогнаться. Затем с громким криком, пришпорив коня, он помчался вперед. Красный плащ развевался за его спиной. Сигурд прикрыл глаза руками, чтобы разглядеть проскакавшего сквозь пламя всадника.
– Он настоящий герой! – восхищенно воскликнул он.
Только Сигурд проговорил это, как конь Гуннара вдруг остановился и едва не сбросил хозяина в огонь. Животное повернулось и с ржанием поскакало прочь от жара. Гуннар вцепился ему в гриву, но ничего не мог поделать. На безопасном расстоянии он спешился.
– Испугался мой конь, а не я! – крикнул Гуннар Хёгни. – Дай мне более отважного коня, и я проскачу сквозь пламя.
– Это лучший из нашего табуна, – ответил его брат. – Если уж он не проскакал через огненную стену, то никто уже не проскачет. Возьми у Сигурда Грейфелля. Он наверняка преодолеет это препятствие.
Сигурд спрыгнул со своего коня.
– Попробуй! – крикнул он.
Гуннар вскочил на Грейфелля.
– Вперед! – крикнул он и пришпорил животное.
Конь стоял на месте, как скала.

– Вперед! Вперед, я сказал! – в ярости кричал Гуннар, вонзая в бока Грейфелля шпоры.
Сигурд схватил его за руку:
– Оставь его. Это мой конь, и он не хочет везти никого другого.
– Пусти меня! – Гуннар вырвал руку.
– Тихо! – крикнул Хёгни. – Послушайте меня!
Сигурд отпустил Гуннара, и тот вдруг умолк.
– Ты уже доказал свою храбрость, Гуннар, – сказал его брат. – В тебе живет дух героя. Никто в этом не сомневается. Испугался твой конь, а не ты. Ты отважился, и ты завоюешь свою невесту.
– Как? – мрачно спросил Гуннар.
– Наша мать предвидела это, – заявил Хёгни, – и научила меня страшному заклинанию. Возьми Сигурда за руку и смотри ему прямо в глаза.
Сигурд повернулся к Гуннару. В красных отблесках огня они посмотрели в глаза друг другу, а Хёгни за их спинами едва слышно бормотал длинное заклинание. Король Гуннар увидел, как голубые глаза Сигурда стали вдруг черными. Он попятился назад, закричав в изумлении, потому что под шлемом Сигурда увидел свое лицо.
– Теперь, Сигурд, скачи на Грейфелле, завоюй Брюнхильду в обличье Гуннара. Заклинание будет действовать до рассвета. Скачи, пока не закончилась ночь.
– Скачи! – пылко воскликнул Гуннар. В его отваге никто не сомневался, и теперь он мог спокойно радоваться, что ему не нужно мчаться в огонь. А поскольку ему верили, Сигурд мог сделать это дело сам.
– Хорошо, – согласился Сигурд. – Брат, ты получишь свою королеву!
С этими словами герой вскочил на Грейфелля и через мгновение поскакал в самое сердце беснующегося огня.
Вслед за ним поднялся столб дыма. Грохот стих. Внезапно наступила тишина и кромешная тьма, поскольку луна еще не взошла.
– Он проскакал, – с завистью в голосе проговорил Гуннар. – Он великий герой, а не я.
– Он делает это для тебя, – отозвался Хёгни. – Тебе все верят, и ты король.
– Да, я король, – мрачно произнес Гуннар, сел и стал смотреть на Лимдейл в ожидании рассвета.
Когда огонь вокруг Лимдейла стих, в замке стало темно, несмотря на зажженные факелы. Брюнхильда услышала цокот копыт во внезапно наступившей тишине и поняла, что к ней скачет ее герой. Она замерла в кресле, побледнев, затаив дыхание и глядя в пол. Фигура в золотых латах появилась на пороге. С радостным криком Брюнхильда встала. Этот крик оборвался, когда она увидела черные волосы и глаза Гуннара.
– Кто ты? – воскликнула Брюнхильда. – Как ты пришел сюда? Где тот, кто проскакал сквозь огонь?
– Это я, – ответил герой. – Гуннар, король Нибелунгов. Я пришел, чтобы взять тебя в жены.
Брюнхильда молча смотрела на него и думала: «Только один человек мог прийти ко мне. Должно быть, Сигурд мертв». Она взглянула в лицо Гуннару и приняла его как героя.
– Добро пожаловать, великий король Гуннар, – наконец медленно проговорила Брюнхильда. – Ты честно завоевал меня, и я буду тебе верной королевой. Возьми мое кольцо. Отдаю его тебе как залог моего обещания.
Сигурд взял кольцо Андвари и надел себе на палец. Магия Гримхильды была так сильна, что все происходящее не казалось ему странным.
– Подойди, сядь рядом со мной, – произнесла Брюнхильда. – Если нам суждено пожениться, лучше бы нам поговорить друг с другом о нашем прошлом и будущем.
Когда Гуннар сел, она взглянула ему в глаза. Да, перед ней настоящий герой, которым можно гордиться, и ей захотелось стать его королевой, хотя любила она только Сигурда. Брюнхильда мужественно улыбнулась Гуннару, но сердце ее ныло.
Ночь прошла, и звезды на небе побледнели. Сигурд вспомнил слова Хёгни, что заклинание действует только до рассвета, поднялся и стал прощаться с Брюнхильдой.
– Я поскачу домой и через три дня вернусь за тобой со свитой, достойной королевы.
– Через три дня я буду готова, – ответила она и протянула ему руку для прощания.
Три дня спустя сам Гуннар приехал за невестой в сопровождении почетной кавалькады. Когда процессия направлялась домой, прекрасная Брюнхильда не спускала глаз со своего мужа, и он нравился ей все меньше и меньше. «Он проскакал сквозь огонь, – уговаривала она себя. – Это самый великий из всех королей».
Брюнхильду возвели на трон, и начался свадебный пир. Она посмотрела на другой конец скамьи. Там сидел ее муж, раскрасневшийся и гордый. Рядом устроились осунувшийся Хёгни и угрюмый, неукротимый Готторм. Позади них в свете факелов светилась великолепная золотистая голова. У Брюнхильды вдруг перехватило дыхание. Лица человека ей не было видно, но она могла и не дожидаться, когда он повернется.
– Кто это? – быстро спросила Брюнхильда у Гудрун, сидевшей слева от нее.
– Сигурд, Вёльсунг, мой муж, – гордо ответила Гудрун и вдруг увидела, как каменеет лицо королевы.
Именно в этот момент Сигурд обернулся. Глаза их встретились. Память сразу вернулась к Сигурду. Он узнал Брюнхильду и понял, что их предали. Но рядом с любимой сидела любящая Гудрун, его жена. Король Гуннар был ему братом. Брюнхильда стала его королевой. Сигурд отвел взгляд от ее страдающих глаз. Гудрун, однако, заметила это и решила узнать, что было между Сигурдом и самой прекрасной из женщин. Король Гуннар предложил тост за свою невесту.
Поиск

Популярные темы
троица что это за праздник?
Старославянские обряды
Утрата и ломка вещей
Афоризмы
БЕНУА Александр Николаевич
Троица история праздника
Приметы погоды
Рождество Христово и гадания
Религия Древней Греции кратко
Что делать, если неудачи стали неотъемлемой частью жизни..
Существуют ли сейчас семь чудес света
Народные приметы про вербное воскресенье
Колядование

Вход на сайт


Свежие новости

Копирование материала запрещено © 2018